Лишение наследства

Вчера на сайте газеты «Вечерний Бишкек» размещены фрагменты моей статьи о перспективах любительской археологии в Кыргызстане. http://www.vb.kg/doc/221144_istorik_kamyshev_predyprejdaet_o_konce_arheo... для тех кого волнует эта тема помещаю статью целиком.
Лишение наследства.
Благодатная земля Ала-Тоо обживалась не одно тысячелетие, и каждое из поколений оставило свой неповторимый след. К примеру, плотность застройки Чуйской долины была такова, что средневековый путешественник образно написал, «если в начале долины пустить на крышу кошку, то она пройдет её всю, не спускаясь с крыш». Скрытые под землей следы многовековой деятельности наших предков и есть культурное археологическое наследие республики, а если учесть, что территория Кыргызстана была оживленным перекрестком на трассе Великого шелкового пути, где переплеталась религия и культура всего средневекового Востока, то наши памятники можно смело относить к достоянию мировой культуры. Бурной и интересной была история Притяньшанья, но что бы восстановить богатство её материальной культуры надо опираться на источники, в том числе и артефакты - материальные остатки, которые по крупицам собирают археологи и историки. Во времена изучения Средней Азии русскими переселенцами в Туркестане существовало «Общество любителей археологии». Энтузиасты фиксировали данные о древних памятниках, собирали реликвии прошедших эпох и даже имели свое печатное издание. Позднее государство монополизировала право на изучение и исследование исторических памятников, но, к сожалению, не смогло в полной мере обеспечить их сохранность. На сегодняшний день даже точное количество древних памятников, и места где они расположены, достоверно никому неизвестны. Создание свода археологического наследия и охранных зон вокруг них, начатое во времена Советского Союза, с его распадом было прекращено. Кроме того из советского закона об «Охране памятников» странным образом исчезла одна статья, запрещающая начало промышленного и гражданского строительства без предварительной археологической экспертизы зоны застройки.
В результате начавшейся приватизации многие археологические памятники оказались в частных владениях, в том числе и руины средневекового буддийского храма в центре села Ново-Покровка и даже часть Краснореченского городища, включенного ЮНЕСКО в перечень памятников мировой культуры. Но сейчас речь не о том, сколько археологических памятников распаханы за 20 лет суверенитезации, а какие городища превращены в мусорные полигоны, кладбища и глиняные карьеры. Разговор о том, как спасти то, что еще осталось.
В прошлом году в республиканский закон «Об охране и использовании историко-культурного и культурного наследия» к радости археологов и людей, неравнодушных к отечественной истории возвращена на место утраченная статья закона. Дословно она звучит так. «Организации, ведущие все виды строительных, дорожных или освоение целинных земель, или возведение платин, ведущих к затоплению или к существенному изменению ландшафта, обязаны на стадии инженерно - изыскательских работ получить заключения об археологическом обследовании наличие или отсутствие памятников истории и культуры на отчуждаемых территориях. Заключение об археологическом обследовании выполняется Национальной Академией наук Кыргызской Республики или иными научно-исследовательскими организациями за счет строительных организаций или собственников земель». Теперь Закон есть и надо его исполнять, но как, и кто этим займется.
Уже весной текущего года на объекте каскада Верхненарынских ГЭС начнутся проектно - изыскательские работы. Этот район лежит в стороне от караванных дорог и для археологов он сплошное белое пятно, где могут быть древние курганы, наскальные рисунки или стоянки первобытного человека, а могут и не быть. Что бы убедится в этом, в смету проекта уже сегодня должны быть заложены расходы на археологическую разведку данного района, и если памятники будут обнаружены, то и на проведение аварийных раскопок до момента затопления. Кстати в Кыргызстане имеется подобный опыт. Когда планировалось возведение Токтогульской ГЭС, в зоне затопления работали археологи со всего Советского Союза.
На подходе еще два проекта: железнодорожная ветка, рельсы которой протянутся прямо по оживленному участку древней караванной тропы Великого шелкового пути и автотрасса север-юг, которая пересечет территорию Кыргызстана в красивейших местах, где также не ступала нога археолога. Ни кто не спорит новые дороги жизненно необходимы, но рядом с ними должны остаться и природные ландшафты и многочисленные памятники прошлого. Выявление археологических объектов необходимо провести заранее, что бы при составлении проектов учитывать охранные зоны и обогнуть их или предварительно произвести раскопки памятников, а не сносить их мощной строительной техникой. Кроме названных крупных проектов, в Кыргызстане повсеместно идет жилищное строительство, освоение новых земель, причем порой прямо на древних городищах и по ним тоже нужны заключения специалистов.
В законе предусмотрен источник финансирования – это заказчики строительства, однако, при нашем наплевательском отношении к законам и отсутствием должного контроля за их исполнением, нововведенная статья в Законе может стать простой отпиской или даже вообще остаться незамеченной. Необходимо обозначить ответственных исполнителей, как один из вариантов, ими могут стать проектно-изыскательские институты, которые при проведении топографической съемки или инженерно-геологических исследованиях района строительства не должны выдавать проекты заказникам без археологической экспертизы объекта. Штраф за выдачу материалов изысканий без согласования с археологической службой должен быть такой же, как за вандализм и снос археологических памятников.
Археологическое обследование местности, современными приборами и нанесение на карты с помощью GPS обнаруженных археологических объектов, процесс мало затратный и не долгий. Другой разговор, когда в зону строительства попадет археологический памятник, достойный сохранения, здесь уже вступают в силу другие статьи закона и судьбу памятника предстоит решать государственным экспертам.
Необходимость в мобильной археологической службе назрела давно и, по сути, не важно, будет она организована на базе института Истории при Академии наук, или это функции возьмут на себя частные предприятия, работающие на лицензионной основе, как это практикуется в России и Казахстане. Парадокс в отсутствии подготовленных специалистов и это при том, что наши университеты ежегодно выпускают десятки, если не сотни историков, но без археологической практики их знания не находят применения. Стационарные раскопки в Кыргызстане давно не проводятся и студентам просто негде получить практические навыки, даже мелкие научные изыскания на городище Красная Речка, финансируемые Государственным Эрмитажем, выполняют российские специалисты. Проблемой подготовки наших археологических кадров озадачились японцы, сейчас в Академии наук действует совместный кыргызско-японский проект, который доучивают наших студентов до современного уровня. Так что остается надежда, что кадровый вопрос удастся решить.
Следует обратить внимание на еще один аспект в вопросе сохранения исторического наследия. В Кыргызстане разрастается армия археологов-любителей барражирующих с металоискателями по полям и ущельям. (Находится на территории городищ с металлоискателем запрещено и, как правило, любители археологии в отличие от «черных копателей» закон не нарушают). Правовая сторона этого увлечения на сегодня четко не прописана, запрещены лишь всякие работы в границах городищ, вот только на местности эти границы не всегда обозначены, к тому же некоторые городища распаханы полностью. Основной аргумент любителей археологи в свою защиту сложно опровергнуть. Если на полях разрешена вспашка, ведущая к уничтожению древних реликвий, то почему в пахотном слое запрещен их поиск и спасения для науки. С этим доводами трудно не согласиться, но находки древних реликвий это только начало, чтобы они стали научными артефактами их необходимо определить, описать, задокументировать и опубликовать. Тогда действительно этот артефакт можно считать спасенным. В реальности же, находки распыляются по личным коллекциям, и со временем утрачивая связь с местом их обнаружения.
Одним из предложений по решению проблемы сохранения памятников может стать создание «Общество любителей археологии», подобное бывшему в Средней Азии более ста лет назад, и которое «де факто» уже существует. Когда в прошлом году, при строительстве конефермы прямо на территории Краснореченского городища бульдозеры начали сносить древние захоронения десятки волонтеров откликнулись на зов археологов, и прибыли на городище со своими лопатами , что бы хоть что-то спасти при этом акте вандализма. При юридическом оформлении такое «Общество» способно добровольно взять на себя некую часть проблем по сохранению памятников, отвечая за деятельность своих членов и соблюдая установленные законом границы поисков, создать единый сайт с регистрацией археологических находок. С другой стороны этот резерв любителей можно использовать для исследований обширных площадей зон затопления или проектируемых автотрасс.
И напоследок еще один интересный факт. Закон об «Охране памятников» существует во всех цивилизованных странах и когда иностранные компании начинают строительные работы они сами приглашают археологов, что бы ни дай Бог не разрушить какой-нибудь древний памятник. Исполнение закона, для них общепринятая норма, поскольку за несоблюдение его предусмотрены серьезные санкции. Но это у них, у нас все гораздо проще. В бытность сотрудником института инженерных изысканий на месте будущей стройки я отснял на фото целую галерею древних наскальных рисунков и даже опубликовал их в газете, а спустя некоторое время услышал похвальбу о легком заработке одного специалиста, подписавшего акт археологической экспертизы, не выезжая на этот объект.
Так что тревога за сохранность богатого исторического наследия, с принятием дополнений в закон не уменьшается.