Нумизматика Кыргызстана

Нумизматика Кыргызстана

Предисловие ко второму изданию
«Нумизматика Кыргызстана» ― это второе, исправленное и дополненное издание учебного пособия, вышедшего шесть лет назад и уже ставшего библиографической редкостью. Судя по многотысячным посещениям сайта с электронной версией этого исследования, интерес к прошлому нашего государства, восстанавливаемому на основе изучения нумизматических источников, неуклонно растёт. Немаловажную роль в этом играет и то, что за последние годы объём монетных находок возрос многократно и в научное обращение введены десятки, если не сотни новых монетных типов, которые существенно дополняют отечественную историю неизвестными ранее именами правителей, уточняют хронологию их правления и границы государств. В настоящей работе довольно полно представлены основные типы монет, изготовленных на территории Кыргызстана или попавших сюда в результате международных торговых отношений по Великому Шёлковому пути, и как это принято в источниковедческих публикациях, все они атрибуированы и прекрасно проиллюстрированы.
История денежного обращения Средней Азии отражена в научных статьях ведущих учёных, изучавших местные клады монет; в то же время новые находки и исследования уточняют, а порой раскрывают и новые, ранее неизвестные страницы развития городской культуры Семиречья. В «Нумизматике Кыргызстана» доступным языком дан популярный обзор статей и книг учёных, в разное время разрабатывавших эту тему, а также представлены собственные исследования автора, на которых хотелось бы остановиться подробнее.
Автор проделал кропотливую работу по воссозданию событий первых монетных выпусков на важнейшем этапе становления государственности тюркских каганов. В начале VIII века на тянь-шаньском участке Великого Шёлкового пути наметился переход от товарного обращения к денежному и включения городского хозяйства в общую экономику зарождающихся империй в Центральной Азии. Именно в этот период на территории Кыргызстана, а точнее ― в Суябе, столице тюркских каганов (Ак-Бешимское городище в районе Токмока) и Навекате (Краснореченское городище в 35 км от Бишкека), начали функционировать первые монетные дворы, выпускавшие бронзовые монеты с квадратным отверстием в центре. Монетами Семиречья занимался ряд известных учёных, но на весьма скудных материалах, потому результаты их исследований носили предварительный характер. Автор решает эти вопросы, всесто-ронне исследуя монетные сборы (более 2500 экз.) с использованием письменных источников, данных метрологии, генеалогии, палеографии и собственно нумизматики.
Первые монеты отражают культуру трёх основных этносов, насе-лявших в то время юго-западное Семиречье; по форме и технике изготовления они повторяют китайские монеты, но вместо иероглифов на их аверсе помещена легенда согдийским курсивом, а на реверсе изображались родовые тамги тюркских правителей, иногда в виде рунических знаков.
Раннесредневековый монетный комплекс Семиречья обладает рядом специфических особенностей: на этих литых бронзовых монетах не проставлены дата и место выпуска, а только имена и титулы правителя. По-скольку династийные таблицы тюргешских и карлукских правителей пока не воссозданы полностью, то и хронология выпуска монет, отличающихся размером и весом, варьировала в широких рамках от конца VII до середины Х вв. Из-за отсутствия письменных источников, проливающих свет на эту проблему, споры шли на уровне дискуссий, где аргументами становились различные подходы к изучению монет. Так называемый «закон постоянной инфляции денег и инертности монетных систем», используемый автором, позволил восстановить хронологию монетных выпусков, что впоследствии подтвердил Ак-Бешимский клад, в котором вместе с «мелкими» и «средними» тюргешскими и тухусскими монетами была найдена и китайская монета Цзяньчжун тунбао (780–783 гг.), что определило время их обращения концом VIII в.
Поскольку на монетах размещены согдийские надписи, то учёные связывали появление местных монет с переселенцами из Самарканда и Бухары, которые являлись основными посредниками в торговле на Великом Шёлковом пути. Однако новые исследования раскрывают значительную роль тюргешского кагана Сулука в организации денежного об-ращения, а также тот факт, что влияние соседнего Китая здесь было более значительным, чем считалось ранее.
Существенным дополнением к нашим знаниям о начале денежного обращения в Семиречье стали исследования автором местных или «варварских подражаний». Местные имитации китайских монет династии Тан ранее не публиковались; вполне возможно, большую их часть даже не считали деньгами. По форме многие из них напоминают современные бронзовые шайбы с круглым отверстием, без каких-либо надписей и изображений, и только при внимательном рассмотрении в крестообразно расположенных наплывах можно угадать остатки иероглифов. Статистический анализ находок показал, что китайские монеты составляют почти треть всех раннесредневековых нумизматических находок, из них же более половины изготовлены с множеством отклонений от находившихся тогда в обращении монет; на этом основании предлагается выделить их в отдельную группу ― «варварские подражания». В самом общем виде «варварские подражания» можно определить как начальную форму денежного обращения в обществах, ранее не знакомых с монетой, но находившихся в контакте с экономически более развитыми государствами, обладавшими развитыми монетно-денежными системами.
В восточной нумизматике часто встречаются неожиданные открытия, которые существенно дополняют или даже меняют уже устоявшуюся историческую картину. Так, автор вводит в научное обращение раннесредневековую монету карлуков, найденную на городище Шиш-Тюбе, расположенном к северу от центра Кара-Балты. Ранее историки считали, что пришедшая на смену тюргешскому каганату феодальная верхушка карлуков так и не смогла создать централизованное государство. Теперь выясняется, что это не совсем так: во всяком случае, некто с пока не приуроченным именем Купок или Кепек называл себя царём и каганом карлуков.
Тайну прошлых веков приоткрывает автор совместно с российским учёным Павлом Петровым, исследуя поднятые на средневековом городище Бурана серебряные монеты с названиями монетного двора Баласагун и Орду, выпущенные в начальный период монгольского господства. Этот научный тандем на основе нумизматических находок чагатаидских монет в Чуйской долине восстанавливает исторический период монгольского владычества на территории Кыргызстана. Ранее редкие находки монет монгольского периода привели учёных к выводам, что монгольское нашествие пагубно отразилось на городской культуре, и время существования средневековых городищ в Чуйской долине ограничивается концом XII – началом XIII века. Однако клады и многочисленные единичные находки чагатаидских монет, собранные в основном на территории городищ, существовавших ещё в караханидское время, не позволяют говорить о Чуйской долине до середины XIV в. как о какой-то заброшенной окраине без монетного обращения.
В сферу самостоятельных исследований автора вошло и денежное обращение династии Тимуридов и Шейбанидов. Изучение кладов, найденных за последнее время на территории южных регионов нашей республики, позволило автору не только ввести в научное обращение целый комплекс монет с зооморфными сюжетами, но и открыть неизвестные ранее монетные дворы на территории Кыргызстана.
Таким образом, автору удалось вписать новые страницы в разработку истории тюркских каганатов на Тянь-Шане и открыть для исследователей Центральной Азии богатое нумизматическое наследие Кыргыз-стана. Представленная работа, хотя и адресована в первую очередь студентам, будет полезна историкам, археологам, музейным работникам и краеведам, а также коллекционерам-любителям как справочное пособие для определения монет.
Доктор исторических наук, профессор КРСУ
В.Д. Горячева