КЛАД ТИМУРИДСИХ МЕДНЫХ МОНЕТ С ИССЫК-КУЛЯ. // статья из сборника "Культурное наследие Евразии" Алматы 2016 г.

В конце декабря 2014 года в одном из нумизматических салонов г. Бишкека авторами был изучен небольшой кладик из 29 тимуридских медных монет. Со слов сдатчика монеты им были приобретены на местном рынке у жителя, нашедшего их в своем огороде в окрестностях г. Каракол, Иссык-кульской области Кыргызстана. Сведения о том в чем находились монеты и составляют ли они часть находки или же клад представлен целиком, сдатчик не выяснял, а поскольку продавшего ему клад он не знал, то уточнить эти данные не представлялось возможным. Судя по предварительному осмотру авторами настоящей статьи, клад состоял из надчеканенных медных монет 823 г.х. и пореформенных 832 г.х. Вероятно кладик был зарыт вскоре после реформы Улугбека в 832 г.х. Кроме традиционных надчеканов, сделанных в Самарканде выявились надчеканы Бухары, Карши, Тирмиза, встречающихся гораздо реже, и даже монетного двора Хисар, ранее по нашим сведениям в публикациях не отмеченного. Данный комплекс монет необычен как по составу, так и по месту обнаружения и потому на наш взгляд заслуживает отдельного внимания.
Цель настоящей публикации ввести в научный оборот факт обнаружения кладика медных монет тимуридского времени на территории Кыргызстана, а так же попытка объединить информацию о идентичных находках, сделанных ранее.
Задача статьи это сохранение исторической информации о находке монетного материала и его состава для будущих исследователей денежного обращения в приграничных территориях тимуридского государства.
Рассмотрим полный состав изученного клада с Иссык-Куля (см. Табл. 1).
Перечень монет клада
Таблица 1
№ п/п Правитель Монетный двор Год Размер, мм Вес, г. Примечание
1 2 3 4 5 6 7
1 Султан Шахрух Утрачен 8[23]г.х. 20-22 4,06 «Ним данги Тирмиз»
2 Султан Шахрух Самарканд 823 г.х. 21-22 5,08 «Ним данги Самарканд»
3 Султан Шахрух Самарканд 82[3] г.х. 22-24 4,43 «Ним данги Тирмиз»
4 Султан Шахрух Утрачен 82[3] г.х. 20-22 4,58 «Ним данги Хисар?»
5 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 21-23 4,41 «Ним данги Самарканд»
6 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 21-26 4,73 «Ним данги …»
7 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 21 4,11 Не реконструируется
8 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 19-21 3,74 «Ним данги …»
9 Султан Шахрух Утрачен 8[23] г.х. 22-23 4,61 «Ним данги Самарканд»
10 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 25 4,43 «Ним данги Самарканд»
11 Султан Шахрух Утрачен 823 г.х. 21 4,45 «Ним данги Самарканд»
12 Султан Шахрух Утрачен 82[3] г.х. 19-20 4,37 «Ним данги Самарканд»
13 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 22-24 3,98 «Ним данги Тирмиз»
14 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 19-21 4,66 «Ним данги Самарканд»
15 Султан Шахрух Самарканд [82]3 г.х. 22-23 4.78 «Ним данги Самарканд»
16 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 21-23 4,69 «Ним данги Самарканд»
17 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 18-20 4,54 «Ним данги Самарканд»
18 Султан Шахрух Утрачен 823 г.х. 21 4,30 «Ним данги Самарканд»
19 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 22 6,70 «Ним данги Самарканд»
20 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 21-22 4,68 «Ним данги Карши»
21 Султан Шахрух Утрачен 823 г.х. 21 3,71 «Ним данги Бухара»
22 Султан Шахрух Утрачен [8]23 г.х. 20-21 3,82 «Ним данги Хисар»
23 Султан Шахрух Утрачен [823] г.х. 21-22 4.62 «Ним данги Бухара»
24 Султан Шахрух Бухара [8]32 г.х. 23-24 5,76 Нет надчекана
25 Султан Шахрух Бухара [8]32 г.х. 20-23 5,82 Нет надчекана
26 Султан Шахрух Бухара [8]32 г.х. 23-24 6,61 Нет надчекана
27 Султан Шахрух Бухара 832 г.х. 24 7,39 Нет надчекана
28 Султан Шахрух Бухара 832 г.х. 21-23 5,51 Нет надчекана
29 Султан Шахрух Бухара 832 г.х. 24-25 5,75 Нет надчекана

Все монеты клада покрыты плотным слоем патины и несут на себе следы обращения. Факт интенсивности обращения не вызывает удивления и подтверждает факт того, что реформа Улугбека, как владетеля Мавераннахра в эпоху правления султана Шахруха повысила доверие местного населения к медной монете и укрепила их обращение на подконтрольной территории. При Шахрухе основным средством платежа были именно медные, а не серебряные монеты. Этот вывод был сделан еще Е.А. Давидович для Средней Азии в её многочисленных работах по нумизматике XV века.
В кладе только 6 (~ 20% от общего количества) монет выпуска 832 г.х. отчеканенные на бухарском монетном дворе, причем они не имеют надчеканов. Оставшиеся 23 монеты (~ 80% от общего количества клада) имеют только по одному надчекану. Все остальные монеты клада типологически относятся к типу 6 Самарканда и типу 2 Бухары (Дав. с. 39). Для медной продукции, выпускавшейся в 823 г.х. описан чекан следующих монетных дворов: Бухара, Карши, Самарканд, Термез, Хваризм, Шахрисябз, Шахрухия. В рассматриваемом кладе только на трех монетах можно реконструировать наименование самаркандского монетного двора (№2,3,15), на всех остальных монетах с надчеканами двор утрачен, что затрудняет точное установление места чекана «материнских монет».
Одной из особенностей клада является наличие надчеканов только на монетах дореформенного выпуска. Контрмаркирование 23 монет с целью переоценки, произведено надчеканом с чечевицеобразным картушем и легендой: ним данги (=половина данга) + наименование монетного двора. По классификации Е.А. Давидович Тип 3 (Дав. Стр. 121). На двух монетах (№6 и №8) не удалось установить город производивший надчеканивание, ввиду неполного оттиска штемпеля. На монете №7 надчекан имеет идентичный картуш с остальной массой изученных надчеканов, но ввиду частичной сохранности и искаженной каллиграфии нет возможности реконструировать надпись. Распределение монет по монетным дворам на которых производилась процедура нанесения надчекана представлена в таблице 2.
Перечень монетных дворов участвовавших в надчеканивании
Таблица 2
№ п/п Монетный двор Количество монет %
1 Бухара 2 8
2 Самарканд 12 52
3 Карши 1 4
4 Тирмиз 3 13
5 Хисар 2 8
6 Утрачено 2 8
7 Не реконструируется 1 4
Итого 23 100

Из таблицы 2 можно заметить подавляющую продуктивность самаркандского монетного двора (52% из 23 монет с контрмаркой) в реализации надчеканивания медных монет. Более половины надчеканов принадлежат к продукции Самарканда, то есть к продукции столичного города и места пребывания правителя Мавераннахра Улугбека. Факт активности Самарканда отмечался и в более ранних наших публикациях , а так же в работе Е.А. Давидович 1983 стр 122 Наличие даже в маленьком кладике такого разнообразия монетных дворов (5 дворов на 23 монеты) производивших надчеканивание монетной продукции, может говорить о централизованной политике властей в сфере обращения медных монет. Вполне реалистична версия о единовременности проведения данной процедуры. Интересно и то, что мы не видим на изученном материале монет несущих на себе одновременно несколько надчеканов типа 3. Таких монет не встречалось авторам и до изучения этого интересного кладика. Этот факт может быть интерпретирован в поддержку версии о централизованности и единовременности проведения мероприятий по контрмаркированию монет в чечевицеобразном картуше (тип 3). По сути при появлении монет с несколькими такими надчеканами, но сделанными на различных монетных дворах и перекрывающими друг друга, можно было бы смело говорить уже о более длительном периоде проведения реформы и региональности этой процедуры внутри самого удела Улугбека. То есть местные правители городов и областей, не только давали бы рынку фракции медных монет в рамках общей экономической политики Улугбека, но дополнительно пытались получать в собственную казну доходы от контрмаркирования надчеканом одних и тех же монет с уже существующими надчеканами. Представленный клад показывает, что надчеканенные тимуридские медные монеты активно «кочевали» из одной области Мавераннахра в другую и обслуживали денежное обращение на местных рынках и при этом принимались в уплату по новому номиналу и не подвергались дополнительным изменениям.
Анализируя в общих чертах проведенную Улугбеком денежную реформу в сфере обращения медных монет, можно с уверенностью сказать о успешности предпринятых мероприятий и позитивном влиянии на экономику подконтрольного региона. Монеты ‛адлийа, датированные 832 годом хиджры (1428–29 г.) с аверсом, оформленным в виде шестилепестковой розетки с указанием монетного двора в центре, и годом прописью на реверсе — это материальные свидетельства денежной реформы сына султана Шахруха мирзы Улугбека. Именно Улугбек централизовал выпуск медных монет и поднял их вес, а так же экономическую значимость в регионе Мавераннахра. Ранее выпускавшиеся в тимуридском государстве монеты образца 823 г.х. подлежали обмену на новые и после нанесения на них чечевицеобразного надчекана (тип 3), вновь были запущены в обращение, как половинки медного номинала данг. Вес новых пореформенных ‛адлийа был примерно в полтора раза выше прежних (около 7,5 г.), и они стали обращаться на всей территории проведения реформы с одинаковой покупательной способностью.
Смысл реформирования медного обращения сводился к замене старых монет и унификации по единому стандарту новых медных монет во всем Мавераннахре. Чекан нового типа монет и обмен их на старые выгодный для казны — явление, обычное для средневекового Востока. Однако данная реформа, по мнению Е.А. Давидович, была проведена на благоприятных для местного населения условиях. Это предположение основано на том, что из 46 известных ей тимуридских кладов только один состоял из дореформенных монет; следовательно, население обменивало свои сбережения на новые монеты, а не припрятывало их до лучших времен. (Давидович 1983 стр. 172)
Исторически, в зону тимуридских владений попала западная часть южного Кыргызстана, в том числе и город Ош, находившийся на границе Моголистана и государства Тимуридов. Вступивший на ферганский престол Мухаммад-Бабур сын Омар-Шейха распорядился устроить для себя на горе Тахт-и Сулейман павильон с террасой — айваном. У подножья горы, на месте существующего здесь посада время от времени находят единичные монеты и клады. Один из них, обнаруженный в 1953 г., опубликован профессором М.Е. Массоном «Клад медных монет XV века из Оша». (Массон, 1960 с 110-125)
Клад из Сузака Джалал-Абадской области, найденный в 1997 году, может послужить иллюстрацией к реформе Улугбека. Из 647 монет клада 592 принадлежали чекану Бухары, по 10 экземпляров приходится на эмиссию Самарканда и Тирмиза, еще несколько монет биты в Андижане, Шахрухийи и Карши. Клад содержал и несколько дореформенных монет, отчеканенных в Самарканде и имеющих чечевицеобразный надчекан нимданг «пол-данга». Изучение весовых параметров Сузакского клада и сравнение их с другими кладами позволило сделать несколько выводов. Начало реформы отмечено выпуском сразу в нескольких городах тяжеловесных монет в 7,6–7,8 г, которые обменивались на более легкие дореформенные. Затем единовременный выпуск монет прекратился во всех городах, кроме Бухары, которая продолжала чеканить монеты, постепенно снижая средний вес сначала до 6,4 г, потом до 5,8 г. Часть изъятых дореформенных монет образца 823 г.х. после надчекана нимданг «пол-данга вновь была запушена в обращение. За почти 30-летний период выпуска тяжеловесные монеты Бухары вымывались из обращения, и весовые параметры медных ‛адлийа сдвигались в сторону уменьшения. На этом основании можно предположить, что Сузакский клад из тяжеловесных монет зарыт в пределах первого десятилетия после начала реформы 832 г.х./1428–29 г. а чечевицеобразный надчекан нимданг использовался во время реформы Улугбека или в начале второго этапа по классификации Е.А. Давидович (Камышев. 1999 стр.148). В Ошском музее в настоящее время хранятся и другие клады тимуридского времени.
Если для юга современного Кыргызстана, входившего в состав Тимуридского государства, клады монет XV в. не редкость, то в его северных областях, судя по скудным нумизматическим находкам, наступил «безмонетный» период. Еще в 1371 г., закрепившись в Мавераннахре, амир Тимур вторгся в монгольские владения на Северо-Западном Тянь-Шане, где располагался улус Камар ад-Дина. При приближении вражеских войск к Иссык-Кулю большинство жителей бежало на восток в Или – Иртышское междуречье. В 1375 г. Тимур организовал новое вторжение в Моголистан, пройдя сквозь иль и улус Камар - ад-Дина, он разграбил все его местности и стоянки. В последующих походах шло опустошение этого края, захваченную неисчислимую добычу, в том числе множество пленных продавали в другие страны как рабов. Многочисленная армия Тимура, отправляясь в поход на Моголистан, ставила основной целью не установление власти над кочевыми народами и развития новых земель, а создание буферной зоны и пресечение возможных нападений на тимуридское государство в будущем. Уничтожение и переселение местного населения в собственные владения были лишь последствиями данной политики амира Тимура. Кочевые племена Тянь-Шаня и Притяньшанья, временно переселившиеся на Алтай, не были подчинены Тимуром. Реально подвластная ему территория доходила до Чуйской долины, где была построена крепость Ашпара (остатки городища около ст. Кулан, Казахстан). Весь Моголистан Тимур в качестве наместничества передал внуку Улугбеку. В 1425 г. (т.е. за три года до проведения денежной реформы) Улугбек с войском вторгся в Северный Тянь-Шань, все результаты этого вторжения сводились к очередным ограблениям населения без изменений государственно – политического положения в Моголистане. (Петров 1984 С.398)
Данная политическая ситуация не способствовала развитию денежных отношений, а точнее привела их практически к полному уничтожению. Немногочисленные находки тимуридских монет отмечены в основном в приграничной с крепостью Ашпара Таласской долине. Монетный материал, собранный учителем средней школы М.Ф. Туром, на берегу затопленного Кировским водохранилищем города металлургов Шельджи включает и 42 тимуридские монеты, выпускаемые на протяжении всего XV в. Оказавшиеся во влажной среде медные монеты подверглись химической коррозии и определены в основном типологически. На городище найден небольшой кладик, состоящий из 13 медных монет, выпущенных в Самарканде в 823/1420-21 г. и более десятка монет, отчеканенных в Бухаре при денежной реформе Улугбека в 832 /1428 -29 г. (Бурнашева. 1999 стр. 78-79)
В 2000 году на Иссык-Куле в районе пос. Курменты местные мальчишки передали членам археологической экспедиции под руководством академика В.М. Плоских две случайно найденные ими тимуридские монеты – серебряную тангу Шахруха, отчеканенную после реформы 828 г.х. и медный фулус Самарканда – типа 823 г.х. с поздним самаркандским надчеканом. Единичные находки тимуридских монет отмечены в Чуйской долине. В районе села Юрьевка (городище Сын-Таш) подняты две медные монеты Самарканда 785 г.х. В 2012 году на полях в районе городища Нузкет (севернее города Кара-Балта) была поднята монета Карши 832 г.х. с квадратным надчеканом «данги/ дарб/ Самарканд», которая на сегодня самая «молодая» из тимуридских монет, найденных в Чуйской долине. (Камышев 2013 стр. 17)
Выводы:
Изучение маленького кладика медных монет найденного в районе Иссык-Куля позволило несколько обновить список монетных дворов участвовавших в надчеканивании монет контрмаркой тип 3, непосредственно выявлена продукция Хисарского двора. На монетах не зафиксирован факт перечекана однотипными надчеканами типа 3 в чечевицеобразном картуше. Этот факт возможно можно трактовать в поддержку идей централизованного и единовременного проведения монетной реформы в Мавераннахре на подконтрольных Улугбеку территориях.
Так же подтверждается факт обильной работы Самарканда в сфере простановки надчеканов на медные монеты, а так же географическое разнообразие причастных к этой процедуре монетных дворов. На 23 надчеканенных монетах присутствуют надчеканы 5 монетных дворов, таких как Бухара, Самарканд, Карши, Тирмиз и Хисар.
По мнению авторов исходя из анализа исторических событий происходивших в округе места обнаружения клада, вероятнее всего его формирование происходило в соседних районах с хорошо развитым денежном обращением, а в район Иссык-Куля, где торговля практически полностью приостановилась, небольшое сбережение попало случайно. Данная находка не является кладом длительного накопления, а скорее всего это есть содержимое одного кошелька.
Повторно хотелось бы указать в данной статье, следующий интересный момент, касаемо времени простановки чечевицеобразного надчекана. На сегодняшний день существует работа Л.Ю. Шпеневой (Шпенева, 2007, с. 151) в которой описывается факт присутствия надчекана типа 3 в чечевицеобразном картуше на монетах выпуска 832/1428-1429 г. и 870-х/1465-1475 гг. Этот факт приводит Л.Ю. Шпенёву к заключению, что мероприятие по надчеканиванию типом 3 можно отнести к начальному периоду правления султана Ахмада (то есть, не ранее 873/1468-1469 г. – год прихода к власти султан Ахмада в Мавераннахре).
Это утверждение по нашему мнению требует более детальной проработки и привлечения дополнительных нумизматических доказательств. К такой датировке надчекана типа 3 в чечевицеобразном картуше пока следует относиться с осторожностью.
Сбор новых сведений о находках монет амира Тимура и его наследников продолжается нами постоянно в целях проведения более детальной реконструкции денежного обращения конца XIV – начала XVI вв. в государстве Тимуридов и приграничных к нему областях и регионах.

Литература:

1. Брагин А.О., Байтанаев Б.А. Находки монет амира Тимура и тимуридов в округе города Шымкент // Казахское ханство в потоке истории: Сборник научных статей, посвященный 550-летию образования Казахского ханства. гл. ред. Б.А. Байтанаев.- Алматы, 2015. с. 111-124.
2. Бурнашева Р.З., Аитова С.М. Новые сведения о городище Садыр-Курган (Республика Кыргызстан) (по монетным данным) // Проблемы древней и средневековой истории Казахстана. Изд. «Дайк-Прес» Алматы, 1999. С. 76-81.
3. Давидович Е.А. Клады древних и средневековых монет Таджикистана. ― М.: «Наука», 1979. — 464 с.
4. Давидович Е.А. История денежного обращения средневековой Средней Азии. ― М.: «Наука», 1983. ― 360 с.
5. Камышев А. М. Клад медных монет XV в. из Сузака // Проблемы древней и средневековой истории Казахстана. Изд. «Дайк-Прес» Алматы, 1999. С. 144-149.
5. Камышев А. М. Клады медных монет Тимуридов и Шейбанидов.-Самарканд: МИЦАИ (Международный Институт Центральноазиатских Исследований), 2013,― 176 с.
7. Кочнев Б.Д. Монетное дело в государстве амира Темура и Темуридов// «Общественные науки в Узбекистане». Ташкент, 1996, вып. 7–10, с. 75-82.
8. Массон М.Е. Клад медных монет ХV века из Оша // Эпиграфика Востока. Вып. XIII. ― М.–Л., 1960. ― С. 110–125.
9 Петров К.И. Киргизстан в XIII-XV вв. // История Киргизской ССР, том первый, Фрунзе «Кыргызстан» 1984, с. 381-407
10. Шпенева Л.Ю. Монетная политика султан Ахмада в первые годы его правления.// Роль города Самарканда в истории мирового культурного развития: Материалы международного научного симпозиума, посвященного 2750-летнему юбилею Самарканда. - Ташкент-Самарканд: изд. «Фан» АН Республики Узбекистан, 2007, с.150-152.
11. Шпенева Л.Ю. «Денежное обращение Ферганы и Шаша в эпоху Тимуридов» (медные монеты XV- нач. XVI в.). Автореф. Канд. Дис. к.и.н.-Ташкенд.1997
12 Zeno.ru - Нумизматическая база восточных монет. (www.zeno.ru)