Статья в сборнике "Нумизматика Золотой орды" Выпуск 2 Казань 2012

В 2010 г. в Ляйлякском районе Баткенской области Кыргызстана был найден крупный клад тимуридской и шейбанидской меди начала XVI века значительно пополнивший перечень монетных типов и разновидностей, опубликованных Е.А. Давидович. (Давидович, 1983) В этой фундаментальной монографии реконструированы и описаны наиболее часто встречающиеся монеты Самарканда и Бухары - основных городов центрального Мавераннахра. Отличительной особенностью Ляйлякского клада, сформировавшегося на восточных границах Шейбанидского государства, можно считать наличие нескольких десятков монет с зооморфными сюжетами, которые существенно дополняют сделанные ранее единичные реконструкции. В настоящей публикации приведены все изображения животных, птиц и рыб на монетах, исследуемого клада, а так же повторена атрибуция ранее опубликованных, но не всегда проиллюстрированных зооморфных сюжетов на медных шейбанидских монетах. Предвидя пополнение типового фонда шейбанидской меди в будущем, Е.А. Давидович предложила систему нумерации отдельно для каждого монетного двора. Этих же принципов нумерации придерживаются в своих работах и другие исследователи (Шпенева, 1990; Бурнашева, 2006). В статье сохранены номера ранее опубликованных монетных типов, и пронумерованы типы, описываемые впервые. Так же предпринята попытка выявить происхождение монетных типов и найти их аналогии в предыдущих чеканах, в том числе и среди золотоордынских монет.
Публикации, где были бы сведены изображения животных птиц и рыб на тимуридской и шейбанидской меди в едином каталожном изложении, нам обнаружить не удалось. Остается надеяться, что эта статья поспособствует раскрытию тайн популярности зооморфных изображений на восточных монетах X – XVI веков, в том числе и раскрытию некоторых тайн джучидской и шейбанидской нумизматики.
Чекан Самарканда
Тимуриды
Тип 2. Самарканд 817 / 1414-15 гг. Лицевая сторона (Л.с.) - легенда в квадратном однолинейном картуше и дата словами. Оборотная сторона (О.с.) в поле изображение льва, за спиной которого восходящее солнце. Свободные участки поля заполнены стилизованным растительным орнаментом. (Давидович, 1983, с. 69-70).
Тип 44. Самарканд 811 или 821 г.х. Л.с. в поле дата словами (слова десятков обрезано) Самарканд и термин адил. О.с. - изображение льва вправо и мелкие арабески. (Давидович, 1983, с. 77-78).
Шейбаниды
Тип 18. Самарканд 910 / 1505-06 гг. Л.с. - в однолинейном четырехугольном (с вогнутыми сторонами) фигурном картуше – птица вправо (утка), окруженная стилизованными веточками. О.с. – в поле дата словами. (Давидович, 1983, с. 71, 73).
Тип 22. Самарканд 917 / 1511-12 гг. Л.с – в прямоугольном фигурном картуше чекан Самарканда и дата словами. О.с. - орнамент в виде стилизованных побегов внутри и вне фигурного картуша; иногда внутри картуша – летящая птица. (Давидович, 1983, с. 77-78) . Указанный тип в Ляйлякском кладе представлен 1 экз. Вес 5,14 г. д=24-25 мм. Табл 1-1.
Тип 40. [Самарканд] без даты. Л.с. - Картуш как у типа 22. Об ст. Пятиугольный картуш с орнаментом вокруг него как у типа 22, внутри картуша – изображение летящей влево птицы, окруженной стилизованными веточками. (Давидович, 1983, с. 77) .
Чекан Бухары
Тимуриды
Тип 23. Бухара 817 / 1414-15 гг. Л.с. - легенда в квадратном однолинейном картуше и дата словами. На О.с. - изображение льва влево, за его спиной восходящее солнце. (Давидович, 1983, с. 83).
Чекан Ахсы (Ахсикета)
Тимуриды
Тип 1. Ахсы 817 / 1414-15 гг. Л.с. - легенда в квадратном однолинейном картуше и дата словами. О. с.- изображение льва, за спиной которого восходящее солнце. Это композиция почти полностью совпадает с Самаркандским типом 2 и с Бухарским типом 23. (Бурнашева, 2006, с. 15 и 34).
Шейбаниды
Тип 3. Ахсы 910 / 1504-5 гг. Л.с. – картуш в форме фигурного ромба, вписанного в круг с растительными орнаментами в сегментах. В центре Чекан города Ахсы, вверху дата 910 г.х., проставленная цифрами. О.с. - картуш в виде сложного растительного орнамента с плетениями в форме сердечек. В центре восьмилепесткового кружка отчеканена летящая влево длинношеяя птица с хохолком. Табл. 1-2
Тип условно названый «райская птица», представлен 9 монетами, на 6 из которых сохранилась дата 910 г.х. Вес от 4,52 до 4, 97 г. Средний вес 4,79 г.; д=23-25 мм.
Тип 4. Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьми лепестковый процветший круговой ободок, с плетениями в форме сердечек. О.с. - картуш в виде сложного растительного орнамента с плетениями в форме сердечек. В центре восьмилепесткового кружка отчеканена летящая влево длинношеяя птица с хохолком (аналогична монете типа 2). Табл. 1-3. Данный тип представлен 2 экз. Вес 4,45 и 4,64 г.; д=22-23 мм. Логично предположить, что эта пара из монет переходного периода последующих годов выпуска.
Тип 5. Ахсы без даты. Л.с. - картуш в форме фигурного ромба, вписанного в круг с растительными орнаментами в сегментах. В центре Чекан города Ахсы (подобна монетам типа 3, но без даты). О.с. - в центральном кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек помещена птица, стоящая влево, напоминающая утку с поднятыми крыльями.
Данный тип представлен 1 экз. Вес=4.82 г.; д=22-23 мм. Разновидность а) без указания даты выпуска 15 экз. Вес от 4,49 до 4,93 г.; Средний вес 4,76 г.; д=23-25 мм. Табл. 1-4.
Тип 6. Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьми лепестковый процветший круговой ободок, с плетениями в форме сердечек (аналогична типу 4). О.с.- в обычном или восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «утка, идущая вправо». Табл. 1-5.
Тип представлен 23 экз. Вес от 3,71 до 5,02 г.; Средний вес 4,61 г.; д=23-25 мм.
Тип 7 Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьми лепестковый процветший круговой ободок, с плетениями в форме сердечек (аналогична типу 4). О.с. - в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «утка, стоящая вправо с головой повернутой назад».
Тип представлен 2 экз. Вес 5,02 и 4,71 г.; д=22-23 мм. Табл.1-6
Тип 8. Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьми лепестковый процветший круговой ободок, с плетениями в форме сердечек (аналогична типу 4). Об. ст. - в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «утка, стоящая влево с повернутой назад головой». Табл. 1 7.
Тип представлен 5 экз. Вес от 4,14 до 4,95 г.; Средний вес 4,66 г.; д=22-25 мм.
Тип 9. Ахсы без даты. Л.с. - центральный кружок с легендой большего размера и растительный орнамент с плетениями в форме сердечек, зажат в узкое кольцо. О.с. - в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена птица с длинным весящим клювом, хохолком и торчащим веером хвостом, напоминающая индюка.
Загадочный тип с «индюками» представлен 23 монетами. Официально зафиксировано, что испанцы завезли американских индеек в Европу в 1523 году, а судя по самой молодой монете клада, он зарыт в конце первой четверти XVI века. Так что теоретически можно предположить, что в Азии знакомство с диковинными птицами произошло в то же время что и в Европе. Вес от 4,42 до 5,00 г.; Средний вес 4,7 г.; д=23-26 мм. Табл. 1-8.
Тип 10. Ахсы 920 / 1514-15 гг. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы и дата цифрами 920 г.х., размещены в большом кружке обрамленным узким кольцом с волнистым орнаментом и узелками в форме сердечек. О.с. – в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «плывущая влево утка с хохолком». Вес от 4,61 до 5,08 г.; Средний вес 4,85 г.; д=23-26 мм. Табл. 1-9.
Тип 11. Ахсы без даты. Л.с. - картуш в форме фигурного ромба, вписанного в круг с растительными орнаментами в сегментах. В центре Чекан города Ахсы (аналогична типу 4). О.с. - в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «плывущая влево утка с хохолком» (аналогична типу 10). Представлен 2 экз. Вес 4,81 и 4,85 г.; д=22-23 мм. Табл. 1-10.
Тип 12. Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьми лепестковый процветший круговой ободок, с плетениями в форме сердечек (аналогично типу 4). О.с. - в восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек изображена «утка идущая влево». Монеты этого типа отличаются небрежностью в изготовлении чекана и уменьшенным весом. 6 экз. Вес от 3,58 до 3,65 г. Средний вес 3,60 г.; д=21 – 24 мм. Табл. 1-11.
Тип 13. Ахсы без даты. Л.с. - легенда Чекан города Ахсы помещена в восьмилепестковый кружок, который обрамлен растительным орнаментом. О.с. - в круглом картуше, окруженным растительным орнаментом изображено четвероногое животное (лань? осел?) с раскрытой пастью и высоко поднятым хвостом. 2 экз. Вес 3,44 и 3.66 г. д=21-22 мм.
Тип 14. [Ахсы]? 910. Л.с. - легенда в фигурном картуше. О.с. - в кольце окруженном геометрическим зубчатым орнаментом контур птицы (голубя) с листком в клюве под хвостом птицы дата цифрами. Уникум. Вес 3,51 г. д=21-24 мм. Монета опубликована на интернет-ресурсе Zeno, где легенда предположительно прочитана как Чекан Ахсы - см. Z/95985.
Чекан Андигана
Шейбаниды
Тип 8. Андиган без даты. Л.с. - восьмилепестковый картуш, обрамленный цветочным орнаментом (как на монетах Ахсикета типа 4) с легендой Чекан города Андиган. О.с. - в обычном или восьмилепестковом кружке в обрамлении растительного орнамента с плетениями в форме сердечек отчеканена «утка, идущая вправо» (подобна типу 5 ахсикетских монет). 4 экз. Вес от 3,44 до 4, 85 г.; Средний вес 4,07 г. д=23-24 мм. Табл. 2-14.
Разновидности: а) л. ст. легенда, в обрамлении геометрического лепесткового узора; 1 экз. Вес 3,47 г.; д=20-22 мм.; б) хохолок на голове уточки; 2 экз. Вес 3,55 и 4,41 г.; д=22-24 мм.
Тип 9. Андиган без даты. Л.с. - центральный кружок с легендой большего размера и растительный орнамент с плетениями в форме сердечек, зажат в узкое кольцо (аналогичный ахсикетским монетам типа 9) с легендой Чекан города Андиган. О.с. - в кольце, окруженном растительным орнаментом с плетениями в форме сердечек помещена длинноносая утка, стоящая влево с повернутой назад головой. 9 экз. Вес от 4,27 до 4, 96 г. Средний вес 4,69 г.; д=23-24 мм. Табл. 2-15.
Разновидности: а) О.с. -. легенда, обрамлена геометрическим лепестковым узором, у хвоста утки, стоящей вправо поставлена крупная точка, напоминающая яйцо. В данном случае композиция с уткой получает дополнительный смысл - утка оглядывается на снесенное яйцо. 2 экз. Вес 4,56 и 4,70 г.; д=23-25 мм.; б) О.с. утка с повернутой назад головой стоит вправо. 2 экз. Вес 4,48 и 4,33 г.; д=22-23 мм.
Тип 10. Андиган без даты. Л.с. – в центральном кружке обрамленным геометрическим узором Чекан города Андиган. О.с. – в кольце, окруженном растительным орнаментом с плетениями в форме сердечек помещена длинноносая утка, стоящая влево с повернутой назад головой изображена с открытым клювом - «крякающая». Тип представлен 7 экз. Вес от 4,55 до 4,75 г.; Средний вес 4,63 г.; д=23-24 мм. Табл. 2-16.
Тип 11. Андиган без даты. Л.с. – в центральном кружке обрамленным геометрическим узором и украшенный точками Чекан города Андиган. О.с. - 8-лепестковый оригинальный орнамент, украшенный арабесками, в центральном кружке которого «утка плывущая вправо» - 7 экз. Вес от 4,05 до 5,00 г.; Средний вес 4, 67 г.; д=21-24 мм. Табл. 2-17.
Чекан Балха
Тип 2. Балх 911 г.х. Л.с. Лучистое солнце в виде круглого человеческого лика в центре и круговой легендой «чекан города Балх» и датой цифрами. О.с. Хищное животное в обрамление веток. Легенды на монете забиты надчеканами, так что она определены типологически по ранее выполненной реконструкции (Добуди, 1998. С. 40). 1 экз. В=5.41 г.; д=21-23 мм. Табл. 2-18.
Тип 4. Балх без даты. Л.с. – в центре картуша образованного пресечением двух квадратов с вогнутыми сторонами легенда Чекан Балха. О.с. в центре растительного орнамента контур длинношеей птицы. 1 экз. Вес 3,41г.; д= 21-23 мм., см. Z 95986.Табл. 2-19
Чекан Мерв
Тип 4. Мерв б/д. Л.с. В круглом картуше в обрамлении цветочного орнамента легенда «чекан Мерва». О.с. Изображение лани, с повернутой назад головой в обрамлении растительного орнамента. Легенда на монете полностью стерта, тип определен по монетам Худжандского клада (Добуди, 1998. С. 45). Табл. 2-20.
Тип 6. Мерв 917 / 1511-12 гг. Л.с. - в фигурном ромбическом картуше, окруженном замысловатым орнаментом, по форме напоминающим плывущих уточек, размещена легенда Чекан города Мерв и дата цифрами 917 г.х. О.с. - изображение хищного животного идущего влево. 1 экз. Вес 5,27 г.; д=21-22 мм. Табл. 2-21.
Тип 7. Мерв 919 / 1513-14 гг. Л.с. – легенда «чекан города Мерв» в фигурном картуше и дата цифрами 919 / 1513-14 гг. О. с. - изображение зайца в круге, из растительного орнамента. 2 экз. Вес 4,76 и 3,87 г. д=21 и 23 мм. Табл. 3 - 22.
Чекан Герата
Тип 7. Герат 920 / 1514-15 гг. Л. с. - Три рыбки окружают шестилепестковую звезду, в центре которой легенда Чекан города Герата и дата цифрами 920 г.х. О.с. - растительный орнамент. 1 экз. Вес 5,11 г.; д=20-24 мм. Табл. 3-23.

Анэпиграфные монеты и с непрочитанной легендой.
Тип 1. Анэпиграфная монета с львиными мордами. Л.с. - в растительном орнаменте симметрично от центра размещены две личины (львиные морды?). О.с. - растительный орнамент. 2 экз. Вес 5,97 и 6,11 г.; д=23-25 мм. На реверсе одного из экземпляров надчекан адил Хисар в четырехлепестковом картуше тип 1, первой группы, первого разряда, которые производились в 918 г.х. (Давидович, 1983, с. 100). Табл. 3-24.
Тип 2. Анэпиграфная монета с хищным животным. Л.с. - изображение хищного животного идущего вправо в центре картуша из растительного орнамента. О.с. - в результате технического брака, (удара по не снятой с штемпеля монеты) отчеканен контррельеф л.с. 1 экз.. Вес 3,01 г.; д=21-22 мм. Табл. 3-25.
Тип 3. Хищное животное идущее вправо. Л.с. - нечитаемая легенда в центральном кольце, окруженном орнаментом в форме «узлов счастья». О.с. - изображение хищного животного идущего вправо. 1 экз. Вес 5,27г.; д=23-26 мм. Табл. 3-26.
Тип 4. Хищное животное идущее влево. Л.с. – нечитаемая легенда в центральном кольце, окруженном растительным орнаментом. О.с. - изображение хищного животного идущего влево.1 экз. Вес 4,88 г.; д=23-29 мм. Табл. 3-27.
Тип 5. Идущая влево птица. Л.с. - в квадрате с вогнутыми сторонами и «узлами счастья» по углам помещена идущая влево птица, над квадратом остатки легенды. О.с. - в поле дата прописью. На единственном экз. из клада дата забита четырехлепестковым надчеканом Самарканда типа 1 первой группы, первого разряда. Вес 3,10 г.; д=23-26 мм. Табл.3-28.
Тип 9. Птица в гнезде. Л.с. - непрочитанная легенда в кольце, окруженном волнистым орнаментом. О.с. – птица, стоящая в гнезде. 1 экз. Вес 3,80 г.; д=22-24 мм. Табл.3-29.
Надчекан дополняющий орнаментальную подгруппу, второй группы первого разряда (Давидович, 1983, с. 115).
Тип 1. Контур рыбы в чечевицеобразном картуше. Л.с. монеты практически полностью забита тремя надчеканами. Первый, нечитаемый, в квадратном картуше, перекрыт фигурным картушем (тип 5, первой группы, первого разряда) произведенном в Ахсы, его верхняя хронологическая граница – 913-914 гг. х. (Давидович, 1983, с. 103). Ахсыйской надчекан частично забит картушем с рыбкой. Следовательно, период использования данного надчекана можно заключить в широкие хронологические рамки 914-923 гг.х. О.с. - орнамент. 1 экз. Вес 5,03 г.; д=21 мм. Табл.3-30.

Происхождение зооморфных сюжетов, на наш взгляд, один из самых сложных и занимательных вопросов современной нумизматики, хотя интерес к нему возник еще у основоположника этой науки И.-И. Эккеля, пытавшегося представить изображение животных атрибутами божеств, изображенных на лицевой стороне монеты, предупреждая при этом, что такая связь нередко выясняется после углубленного исследования. Возвращаясь к этой теме, Зограф А.Н. приводит обзор различных теорий нумизматов XIX века, усматривающих в изображениях животных на монетах религиозные, коммерческие и декоративные тенденции. Оценивая их оригинальность и достоинства, а так же критикуя недостатки, он пришел к заключению, что «разнообразие мотивов не так легко вписывается в какую-либо схему». (Зограф, 1951, с.56)
Арабское завоевание обширных пространств от Гиндукуша до Гибралтара привели к установлению на этих территориях нового эпиграфического типа монет, на которых не оставалось места для изображения живых существ. Согласно пояснению к Корану XIII в — «Изображение животных запрещено строжайшим образом, оно из тягчайших [грехов] <…> Изготовление их запретно в любом случае, потому что в этом — подражание творчеству Аллаха всевышнего, все равно на одежде или ковре, или дирхеме, или фельсе, или на сосудах» (Большаков, 1969, с. 149). Однако, исследователи давно отметили, что если такие запреты и существовали, то они постоянно нарушались. (Настич, 1990, с. 129-149).
Среднеазиатская династия Караханидов тюркского происхождения, наследники скифского звериного стиля в искусстве, провозгласив в конце Х века Ислам государственной религией, не сразу отказалась от привычных эстетических воззрений и вкусов и, отступая от канона, изредка позволяла себе украшать медные фельсы изображениями хищника (льва, тигра или барса), слона, бегущего зайца, петуха, голубя, рыбы. (Кочнев, 2006, с. 59). Известен уникальный серебряный дирхем Испиджаба 400 / 1009-10 гг. с изображением куропатки, укрывшейся как в траве в арабской вязи (Камышев, 2002, с. 46,71). Именно такой набор зооморфных сюжетов «перекочевал» на монеты последующих мусульманских династий.
Появившиеся в начале XIV века золотоордынские медные монеты связывают с возникновением и развитием городов и ростом товарно-денежных отношений, вызвавших потребность в разменных монетах. Медные пулы XIV века отличаются разнообразием сюжетов и появлением изображений животных, птиц и рыб. Принято считать, что каждое такое изображение не было случайным, а несло определенную смысловую идеологическую нагрузку, иными словами власть доносила до широких слоев населения необходимую информацию и пропагандировала свои идеи через образы животных, выступающих в виде символов и аллегорий, хорошо понятных людям того времени. Однако и здесь не все так однозначно. Еще Х.М. Френ, заметив сходство первых русских монет с татарскими отмечал: - «Русские денежники следовали своей фантазии и собственному выбору при изображениях, коими украшали свои монеты, поступая столь же произвольно. Они брали любую понравившуюся им Татарскую монету, особенно если она представляла что-нибудь заметное и разительное на взгляд, делали снимок с той или другой её стороны и потом выбивали оную на своих монетах» (Френ, 1832, с. V). Столь пространная цитата классика восточной нумизматики приведена для подтверждения собственных предположений о заимствовании. Может быть яркие запоминающиеся зооморфные сюжеты на караханидских фельсах и на серебряных монетах Сельджуков Рума первой половины XIII века, выполненные на довольно высоком художественном уровне, стали источником вдохновения и заимствования для золотоордынских мастеров, а их продукция в свою очередь для последующих собратьев по цеху? Возможно, золотоордынские мастера в выборе сюжета пользовались не столь далекими (конец X – начало XIII вв.) образцами монет, а повторяли и переосмысливали сюжеты с ильханских монет, где на серебре животные появились еще при Абага-хане – XIII в.?
Впрочем, семантика изображений золотоордынских медных монет уже не раз становилась предметом исследований и по этой теме высказывались определенные мнения. Вот лишь некоторые из них. Поскольку легенды на большинстве золотоордынских монет носят благопожелательный характер то изображения орла, льва или барса, символизирующих в тюркском фольклоре мужество храбрость и благополучие связывалось со стремлением художника – мастера угодить потребителю. Население должно принимать медную монету, несущую устоявшиеся символы власти могущества и благополучия с большим удовольствием. В этом же плане монету, отчеканенную в Сарае в 737 г. х. с изображением льва и солнца над ним, вкупе с легендой высочайшее повеление предложено трактовать как напутствие, что только пущенные в оборот монеты (сделанное добро) могут принести удачу (Мухамадиев, 1983, с. 79). Другие ученые появление изображений зверей и птиц на монетах связывают с 12 –летним восточным календарем, где каждому году соответствует определенное животное, а также с зодиакальными созвездиями, на которые выпадает начало года по мусульманскому летоисчислению. В данном случае год выпуска монет, проставленный по мусульманской хиджре должен соответствовать датировке по цикличному восточному календарю, но такие совпадения случаются не часто (Галкин, 1985). Отмечалось также влияние монет Ильханов на оформление монет Золотой Орды и заимствование хорошо известных по китайским зеркалам и тканям изображений птиц и рыб, несущих зодиакальную и благопожелательную семантику. (Гончаров, 2005, с. 79). Не вникая в сложный и запутанный процесс восстановления происхождения монетных типов, некоторые исследователи отводят изображениям животных и птиц на медных монетах роль лишь композиционно - декоративного оформления (Давидович, 1983, с. 68).
Сложность данного вопроса усугубляется еще и тем, что стилизованность изображений, порой их слабая сохранность, небрежность в изготовлении не позволяет однозначно установить видовую принадлежность животных, потому довольно часты определения: - «хищник кошачьей породы», или «осел? лань?» или просто «птица». Порой в неразборчивых контурах исследователи видят совсем уж экзотических животных – «хамелеон? тушканчик?» (Шельди, 2002, с. 105). При таком обобщенном определении сложно судить - отдавали ли должное средневековые мастера романтическому образу соловья или перед нами контур голубки, естественно, что семантика этих образов отличается совершенно.
В Средней Азии во времена династии Чагатаидов монет с изображениями животных не отмечено, не чеканили подобных монет и при Тимуре. Только в 817 г. х. в период правления его внука Улугбека, более известного как выдающегося астронома, одновременно в по крайней мере в трех городах Самарканде, Бухаре и Ахсы появились монеты, повторяющие уже известный сюжет льва и восходящего за его спиной солнца с человеческим лицом. Что это первая попытка Улугбека унифицировать монеты своего обширного государства или здесь нашло отражение астрологическое событие?
Впервые удачная и запоминающаяся композиция льва и солнца с человеческим лицом отмечена на серебряном дирхеме Сельджукидского султана Кейхосрова ибн Кейкобаба в 640/1242-43 гг., символизирующая могущество земной власти, озаренное её небесным предназначением (Настич, 1990, с. 135). Лев или более привычный для тюрко-язычных народов барс - символ мощи и владычества над всем миром стал астрологическим обозначением Солнца, обладавшего теми же атрибутами во вселенском масштабе. В Индии и Персии лев на своем загривке перемещает светило с человеческим лицом по небосклону, но по мере продвижения сюжета на северо-восток Солнце было «пересажено» на барса, более привычного для тюрок аллегорического носителя верховной власти (Гончаров, 2004, с. 17). Впрочем, существует и более романтичная версия. Кейхосров намеревался якобы изобразить на монетах себя и жену Расудан, дочь грузинской царицы. Но мусульманские богословы воспротивились этому. Тогда монарх, чтобы обойти запрет, приказал изобразить себя в образе льва, а жену в виде солнца (Галкин, 1990, с.40). Лев или барс с солнцем получили широкое распространение на Золотоордынских пулах Узбека чеканенных в Сарае в 737 г.х. Было сразу замечено, что изображение льва и барса не носит датирующего характера. Поскольку год 737 по 12- годичному летоисчислению совпадает с годом мыши (Мухамадиев, 1983 с. 78).
Лев или барс отчеканены на пяти шейбанидских монетах, причем из-за небрежностей при изготовлении, плохой сохранности и последующий надчеканки уверено атрибутирована по месту и времени лишь монета города Мары 917 г.х. Анэпиграфный тип 3 с кошачьим хищником на одной стороне монеты и солнечным ликом на другой, возможно, вариация на тему «лев и солнце». К «львиной» теме можно отнести и анэпиграфные монеты типа 1 с изображением личин, напоминающих рожицу из детских рисунков. Хотя при желании их можно трактовать как львиные морды, тем более что подобный сюжет отмечен в чекане Булгар среди анонимных монет времен Тула-Буги и Токты (686-711 г.х.) (Шельди, 2002, с. 57).
За основу классификации меди XV - первой четверти XVI в., отчеканенной в Мавераннахре в свое время Е.А. Давидович предложила использовать декоративное оформление лицевой и оборотной стороны монет. Основным критерием в отличии средневековых монет Мавераннахра «новых» от «старых», «своих» от «чужих» и разных номиналов представлялись картуши. Легенды размещали в кружках, треугольниках, квадратах и сегментах и украшали растительными побегами, но большинство неграмотного населения эту информацию прочесть не могло, и «узнавало» монеты по внешнему виду. Своеобразный запоминающийся облик монет был крайне важен и для торговцев, особенно, в тех случаях, когда в обращении находится огромная масса разнообразных монет одного размера и близких весовых стандартов. В этом случаи изображения животных, выступающих отличительным элементом на монете, продиктованы требованиями рынка для быстрого визуального распознавания средств платежа. Выпуск ферганских городов отличается от монетных выпусков центрального Мавераннахра наличием схематически изображенных птиц. Таких типов монет в Ляйлякском кладе обнаружено более десятка, систематизация их проведена по схеме уже отработанной Е.А. Давидович. Различные вариации в положении птиц («плывущие», «летящие», «крякающие», идущие влево и вправо) рассматриваются нами как новый тип, хотя зачастую картуш на лицевой стороне и окружающий изображение птицы орнамент остаются неизменным. Такая классификация оправдывается лишь в том случае, когда эти изображения несут не только декоративную нагрузку и каждое изменение положения птиц означает дополнительную и пока неясную для нас информацию. Возможно, изображение птиц менялось ежегодно, и таким образом, выделялись «новые» и «старые» монеты. Так тип 5 монет, чеканенных в Ахсикете «утка идущая вправо», полностью повторяет первый монетный тип Андигана. Если вспомнить о неграмотном населении, для которого отличить эти монеты, чеканенные в разных городах, было затруднительным занятием, то можно сделать осторожное предположение, о согласованном денежном производстве и обращении двух соседних городов и одновременном выпуске монет этих типов. Второе предположение о функциональной нагрузке изображенных птиц можно сделать на основе весовых характеристик. Средний вес основной массы монет колеблется от 4.6 до 4.8 г. в то же время средний вес 11 типа ахсикентских монет с «уточкой идущей влево» составляет 3,6 г. Вполне вероятно, что положение птицы указывало на дробную часть медного динара как основного номинала, расчетный вес которого составлял 4,60-4,65 г. (Давидович, 1983, с. 145).
Монеты, датируемые 910 / 1504-05 гг. вероятнее всего и открывают эту «птичью» серию монет. В этом году правителем Ферганы становится Абу-л-Фатх Джанибек - султан, находившийся у власти до гибели Шейбани – хана, в 1510 году, когда все узбекские султаны, в том числе Джанибек собрались в Самарканде. В это же время объединившиеся моголы и люди Андигана, выступили и полностью изгнали узбеков из вилайата Ферганы. В мае 917/1511/1512 Султан Са'ид хан обосновался в Андигане. Весной 920 г. х. (1514) Шейбаниды вновь захватили Андиган. Отмеченная на ахсикетских монетах 920 / 1514-15 гг. «уточка», если и не закрывает эту эмиссию, то находятся в её конце, поскольку самыми «молодыми» в Ляйлякском кладе являются монеты Самарканда 923 г.х. Таким образом, все монеты этой серии выпускались во временном промежутке от 910 до 923 гг.х.
Почему все же ахсикетцы и андиганцы, вопреки запретам выбрали птиц своеобразным символом города? Однозначных объяснений доминирование изображения утки на монетных выпусках ферганских городов пока не найдено. Возможно, привлекающие внимания птицы и выполняли самую обыденную функцию - выделение ферганского выпуска из многообразия находившейся в обращении тимуридской и шейбанидской меди других городов. Некоторые ученые связывают широкое распространение этого образа с представлениями евразийских кочевников о Вселенной, разделенной по вертикали на три мира, где верхний принадлежал птицам, средней - заселен копытными животными, а нижний (подземный) – пресмыкающимися (Переводчикова, 1994, с. 14). Фигурки птиц в Средние века чаще всего без ярко выраженных индивидуальных особенностей украшали навершие бытовых вещей: крышек сосудов, рукояток чараков-светильников, ложек и шпилек. Возможно, птицы служили носителями и других идей или символов. Не исключено и эстетическое восприятие этого образа, когда павлин, фазан, куропатка или утка выступают как идеи света, красоты, благоденствия и постепенно трансформируются в «птицу счастья» (Ремпель, 1987, с. 32).
Можно согласиться с Е.А. Давидович, что птицы на монетах, Самарканда, Балха, а так же идущая влево птица на типе 7, из группы анэпиграфных и неопределенной по месту изготовлению и времени монеты, скорее всего, выполняют декоративную функцию, они как бы вплетены и укрыты в растительном орнаменте. Иное дело, стоящая в гнезде птица 9 типа из той же группы, сюжет довольно необычный и если он не позаимствован с караханидского фельса, отчеканенного в Согде в 407 / 994-1016 гг., то имеет скрытый для нас смысл.
В кладе, доставленным из Баткенской области, выявлены две монеты с «портретом» длинноухого зверька на реверсе. Изображение зайца сохранилось довольно сносно, то надпись на лицевой стороне вытерта, (ее принадлежность к чекану Мерва удалось восстановить по монетам из другого клада), читается лишь год – 919 / 1513-14. В данном случае это самое важное. Поскольку появляется возможность связать изображение зайца с 12-летним цикличным календарем тюркских народов. Однако, первые несложные математические расчеты показали, что 1513 и 1514 годы попадают на годы «петуха» и «собаки».
По письменным источникам VIII–XVII вв. известно, что в Средней Азии в этот период существовали несколько разных календарных систем, которые часто употреблялись параллельно и обслуживали одни и те же этнические группы и общности. Ученые неоднократно отмечали несовпадения при современном пересчете двойных дат, проставленных по традиционному восточноазиатскому календарю с годами хиджры. Так в 1982 г. на территории городища Бурана (Чуйская долина), обнаружен намогильный камень, с датировкой в тексте двух не совпадающих между собой дат по мусульманской эре и по 12-летнему животному циклу. Год 603 по лунной хиджре соответствовал августу 1206 – июлю 1207 г.н.э., тогда как «тюркский год обезьяны» по традиционному счёту должен приходиться на годы 1200, 1212, 1224 и т.д. Подобные факты исследователи обычно объясняют ошибкой авторов текста, в лучшем случае отсутствием единства животного цикла для разных областей Центральной Азии. В связи с этим была выдвинута гипотеза, что наряду с «официальной» лунной хиджрой, (которая, как известно на 11 дней короче солнечной) в средневековом Семиречье бытовал и счет лет по солнечной хиджре, отсчитываемым от «эры пророка» (Настич, 1987 с. 116-117). Новые расчеты дали стопроцентное попадание – 919 г.х. соответствует году Зайца по восточному солнечному календарю.
Серию медных монет с изображениями лани, отчеканенных в Ясы, Сайраме и Ташкенте, опубликовала в своей работе Бурнашева Р.З. (Бурнашева, 2006, с. 44, 60). (Табл 2. рис. 1, 2, 3).
Сравнивая эту серию с монетным выпускам двойных динаров Хисара 907 г.х. с изображениями (джейранов или точнее газелей) автор усматривает в них аналогии и приходит к заключению об одновременности этих выпусков. Проводимая Хосров-ханом в 907 г.х. в Хисаре, крупнейшем уделе Тимуридов, а потом и Шейбанидов, денежная реформа кардинально поменяла соотношение цен в медном обращении и привела к появлению медных монет разных достоинств: двойных и одинарных медных динаров и мелких разменных монет. Чтобы выделить двойные динары из общей монетной массы на их оборотной стороне поместили изображении газели, создав прецедент необычного и нетрадиционного для того времени оформления. Выпуск был серийным, с различными изображениями газели, но судя по всему, краткосрочными и был заменен в 916-917 г.х. новым типом двойных динаров (Давидович,1983, с. 222). Во всяком случаи в Ляйлякском кладе не отмечено ни одного Хисарского двойного динара с ланью. Зато повторения этого сюжета появились на монетах Ясы, Ташкента и Сайрама. Скорее всего, к этой серии можно добавить и монеты из Ахсы не датированные тип 13 с изображениями лани или осла.
Изображение рыбы на караханидском фельсе Шаша в 407 г.х., связывают символом реки Сырдарьи, которую называли рекой Чача или Шаша. Во времена династии Шейбанидов изображение рыбки или чаще пары рыбок, на одной стороне и хищного животного на другой становится основным монетным типом ташкентского монетного двора. Появление рыбок на золотоордынских монетах связывается с созвездием Рыб или Близнецов, а некоторые из исследователей на золотоордынских монетах видят и узнают не просто рыбок, а именно осетров, в обилии водившихся в Волге. Изображение рыбок на монетах Герата, скорее всего оригинальный декоративный прием, а для каких либо объяснений единственного надчекана в форме рыбки на сегодняшний день слишком мало информации.
Таким образом, установлена схожесть или полное совпадение зооморфных сюжетов на монетах на огромных евразийских просторах с раннего до позднего средневековья. Что может свидетельствовать о преемственности устоявшихся мировоззрений тюркоязычных народов, уходящих своими корнями в культуру сибирского звериного стиля или простым заимствованием ярких запоминающихся сюжетов у соседей или предыдущих выпусков.

Автор выражает благодарность Владимиру Настичу и Владимиру Беляеву за помощь в определении монет.
Литература:
Большаков О.Г., 1969 - Большаков О.Г. Ислам и изобразительное искусство. // ТГЭ. Т. 10; 1969.
Бурнашева Р.З., 2006 - Бурнашева Р.З. Денежное обращение в городах южного Казахстана в XV – начала XVIII вв. (историко-нумизматическое исследование). Туркестан, 2006.
Гончаров Е.Ю., 2004 - Медные монеты Сарая ал-Джадид //ДПДР. Вып. V, Т. 4. – М.-Н. Новгород, 2004.
Гончаров Е.Ю., 2005 - Гончаров Е.Ю. «Китайский след» в джучидской нумизматике//Труды международной нумизматической конференции «Монеты и денежное обращение в монгольских государствахXIII-XV веков» М., 2005.
Галкин Л.Л., 1985 - Галкин Л.Л. Некоторые новогодние монеты Золотой Орды // СА. № 4 М.,1985.
Галкин Л.Л., 1990 - Галкин Л.Л. Монеты к Новому году // Ж. «Вокруг света». №12, 1990.
Добуди Д, 1998 - Давлатходжа Добуди. Худжандский клад (XV- нач. XVI вв.) Душанбе, 1998.
Давидович Е.А., 1983 - Давидович Е.А. История денежного обращения средневековой Средней Азии (медные монеты XV - первой четверти XVI в. в Мавераннахре). М, 1983.
Зограф А.Н., 1951 – Зограф А.Н. Античные монеты. Материалы и исследования по археологии СССР. №16. – М.-Л., 1951.
Камышев А.М., 2002 - Камышев А.М Нумизматическое наследие Кыргызстана (альбом). – Бишкек, 2002.
Кочнев Б.Д., 2006 - Кочнев Б.Д. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). София, 2006.
Мухамадиев А.Г., 1983 - Мухамадиев А.Г. Булгаро-Татарская монетная система XII-XV в. М., 1983.
Настич В.Н., 1987 - Настич В.Н. К истории календаря в средневековом Семиречье. // Информационный бюллетень (МАИКЦА); Специальный выпуск. – М, 1987.
Настич В.Н., 1990 - Настич В.Н. Художественное оформление монет: нарушение запрета? // Городская художественная культура Востока. М., 1990.
Переводчикова Е.В., 1994 - Переводчикова Е.В. Язык звериных образов. М, 1994.
Ремпель Л.И., 1987 - Ремпель Л.И. Цепь времен (вековые образы и бродячие сюжеты в традиционном искусстве Средней Азии). Ташкент, 1987.
Шельди Н.М., 2002 - Шельди Н.М. Булгаро-татарские монеты XIII-XV вв. Казань, 2002.
Шпенева Л.Ю. 1990 - Шпенева Л.Ю. Клад медных монет конца XV – начала XVI в. из Ташкентской области // Нумизматика Узбекистана. Ташкент, 1990.
Френ Х.М., 1832 - Френ Х.М. Монеты ханов улуса Джучиева или Золотой Орды. СПб, 1832.

Камышев Александр Михайлович – к.и.н., старший преподаватель Кыргызско-Российского Славянского университета. г. Бишкек, Кыргызстан. Научные интересы: раннесредневековый монетный комплекс Семиречья и общие вопросы нумизматики Кыргызстана. Адрес – sakamih@mail.ru

Аннотация

А.М. Камышев
Зооморфные изображения на медных монетах Шейбанидов, как продолжение золотоордынской традиции XIV века.
Найденный в 2010 г. в Баткенской области Кыргызстана крупный клад тимуридской и шейбанидской меди начала XVI века значительно пополнил ранее известный перечень монетных типов, особенно с зооморфными сюжетами. Вводя в научное обращение новые монетные типы, автор обращает внимание на близость зооморфных сюжетов золотоордынских монет XIII-XIV вв. с изображениями животных, птиц и рыб на шейбанидской меди начала XVI в. Хотя, по его мнению, происхождение монетного типа следует восстанавливать отдельно для каждой конкретного случая, отмечается схожесть или полное совпадение зооморфных сюжетов на огромных евразийских просторах с раннего до позднего средневековья. Что может свидетельствовать о преемственности устоявшихся мировоззрений тюркоязычных народов, уходящих своими корнями в культуру сибирского звериного стиля или простым заимствованием ярких запоминающихся сюжетов у соседей или предыдущих выпусков.