Статья в газете "Вечерний Бишкек" от 4 08 2017 "Тайны денег для революции"

Статья в газете "Вечерний Бишкек" от 4 08 2017 "Тайны денег для революции"

Ах вы деньги, деньги, денежки…

Распространенное в недавнем прошлом коллекционирование бумажных денег, вышедших из обращения, в наши дни не пользуется особой популярностью. А зря! Старые банкноты, по большому счету, являются историческими памятниками и хранят в себе немало тайн. В юбилейный год есть повод вспомнить о первых банкнотах, выпущенных сто лет назад и часто встречающихся в бумажных кладах на территории Кыргызстана.

Февральская Революция 1917 года привела к власти в стране Временное правительство, в состав которого вошли крупнейшие капиталисты и помещики. Возглавил его военный и морской министр А.Ф. Керенский. Государство стало именоваться «Свободной Россией», и продолжило воевать на фронтах Первой Мировой войны, а для этого требовались деньги. Много денег. Печатные станки выдавали «на гора» денежные знаки дореволюционных образцов, а затем и новые — государственные кредитные билеты достоинством 250 и 1000 рублей, об истории выпуска, которого хотелось остановиться подробнее.
Временное правительство озадачилось поиском символов для свободной России. Поскольку двуглавый орел, увенчанный короной и со скипетром и державой в лапах, олицетворял царизм, первые изменения коснулись именно его. Орла — «раздели», лишив царских регалий. Исчез и центральный герб с Георгием Победоносцем с его груди. Белогвардейцы шутили «Орел стал ощипанной курицей». Именно таким предстает он на первых банкнотах достоинством в 250 и 1000 рублей разработанных и выпущенных Временным правительством. Фоном для орла послужила свастика — буддийский символ процветания и благополучия, которые как бы обещало народу Временное правительство. Появление не типичного для России символа бонисты объясняли десятками версий, одна оригинальнее другой, но только недавно вышло исследование, раскрывшее смысл этого феномена. Истина оказалась довольно прозаичной. Для срочного производства новых купюр печатники использовали клише для бумажных денег, заготовленные ранее по заказу Монголии. Более того, это же клише со свастикой применяли большевики в 1918 г., при печатании банкнот номиналом в 5000 и 10.000 рублей.
Свастику обычно связывают с ненавистным советскому народу фашизмом, и с тех пор данная символика остаётся под запретом. По этому поводу вспоминается анекдот, произошедший в недавнем прошлом на открытии во Фрунзе музея В.И. Ленина (ныне Государственный исторический музей). В честь знаменательного события городской клуб коллекционеров подготовил выставку «Боны гражданской войны». Идеологи музея тщательно просмотрели предлагаемые экспонаты и потребовали исключить из экспозиции банкноты Колчака и Юденича — ярых врагов Советской власти. Коллекционерам это не понравилось, но условия диктовали не они и белогвардейские денежные знаки на выставке отсутствовали. На торжественном открытии с приглашенными руководителями Министерства Культуры и прессы один из коллекционеров въедливый всезнающий старичок решил «отомстить» перестраховщикам - идеологам. Стоя напротив «кредиток», он громко, чтобы слышали все присутствующие, заметил: — «Какой пассаж, деньги с фашистской свастикой развесили по всему музею Ленина". Началось легкое замешательство, все стали вглядываться в орнамент банкноты и обсуждать правомерно ли ее присутствие в музее. Правда, благоразумия устроителям выставки хватило, чтобы оставить в экспозиции денежные знаки со свастикой до её закрытия.
В августе 1917 г. началась активная эмиссия государственных казначейских знаков достоинством 20 и 40 рублей, которые в народе тут же окрестили «керенками» и «от пива ярлыками». Оформление этих мелких денежных купюр отличалось предельной простотой: для их производства использовались клеше марок консульской почты. «Керенки» печатались и поступали в обращение неразрезанными листами по 40 штук, на них отсутствовали серийные номера и обычные для того времени подписи управляющего банком и кассира, не указывался и год выпуска. Хотя на оборотной стороне купюр помещалось предупреждение «Подделка преследуется законом». «Керенок» выпустили так много, что и сто лет спустя они пачками лежат в антикварных салонах.
Продолжали выпускаться в обращение и марки-деньги достоинством 1, 2 и 3 копейки. Для их изготовления использовали серию марок, посвященную 300-летию династии Романовых, но теперь вместо царского орла на обороте помещалась цифра номинала, а на 1 и 2 копейках он был проставлен и на лице царственной особы.
Министерство финансов правительства Керенского, не успевавшего печатать деньги, в связи с бешеным ростом инфляции заказало в США денежные знаки нового образца. Но посланный за ними осенью 1917 года представитель заказ не получил, большевики свергли правительство Керенского. Тем не менее рубли по оформлению напоминающие долларовые купюры того времени поучаствовали в денежном обращении на Дальнем Востоке и даже доходили в виде сувениров до Киргизии.
Еще один необычный экспонат с датой 1917 года лежит в моей коллекции давно, а вот его секрет случайно открылся на днях. Кредитный билет сто карбованцев Украинской народной республики возможно из-за жары стал расслаиваться, вскрывая свою внутреннюю сущность. Оказалось, что склеен он из двух половинок старой бумаги с готическим текстом внутри. И хотя в каталогах указано, что карбованцы печатались на плотной бумаге, все же остаются сомнения, что процесс их изготовления обошелся без участия фальшивомонетчиков.
Бушевавшие сто лет назад страсти на обширной Российской империи отправили в хлам истории «романовские» бумажные деньги, которые до того свободно обменивались на золотые червонцы, а для расчетов повсеместно предлагались бумажки без должного обеспечения. Во время начавшейся Гражданской войны деньги выпускали все кому не лень и на чем попало. Общеизвестен курьезный факт — изготовление денег на винных этикетках. Таких банкнот мне встретить не довелось, зато могу продемонстрировать, хранящийся в коллекции казначейский знак Сибирского временного правительства, отпечатанный на оборотной стороне обоев.
Не питая иллюзий существенно пополнить ряды бишкекских бонистов, хочу призвать читателей к бережному отношению к случайно сохранившимся старым денежным знакам, хранящим немало тайн.