Статья "Селфи" из позапрошлого тысячилетия " в газете "Вечерний Бишкек" от 13 10 2017

Статья  "Селфи" из позапрошлого тысячилетия " в газете "Вечерний Бишкек" от 13 10 2017

На память другу
Японский согдолог профессор Ютака Ёсида, посетивший недавно Бишкек, внес несколько существенных дополнений и изменений в прочтение согдийских памятников и легенд на раннесредневековых монетах Семиречья.
Бронзовая с остатками позолоты пластина с изображением согдийца в вычурной шапке была найдена на Краснореченском городище уже давно и даже опубликована, а вот согдийскую надпись над его головой, принимаемую вначале за ветки дерева, удалось прочитать японскому профессору. Первое слово — персональное имя «Нау-руан», второе частично попавшее в обрез с большой долей вероятности восстанавливается как «друг». Отталкиваясь от современных представлений можно предположить, что перед нами раннесредневековый портрет, вырезанный на память приятелю. Если средневековое «селфи» может представлять интерес из-за необычного головного убора, то новое прочтение легенд на согдийских монетах, сделанные японским профессором, вносят существенные изменения в историю Кыргызстана.
Раннесредневековый монетный комплекс Семиречья начал формироваться ровно 1300 лет назад с выпуска в Суябе (городище Ак-Бешим) литых бронзовых монет с согдийской легендой «Деньга господина тюргешского кагана» и тамгой (родовым знаком тюргешей) на реверсе. В 1939 г. при раскопках Навеката (Краснореченское городище) основоположником археологического изучения Кыргызстана Александром Натановичем Бернштамом найдены и позднее опубликованы монеты другого типа — на их аверсе отлита та же легенда, а на другой стороне — тамга в виде трезубца и неразборчивая согдийская надпись. Дополнительные находки этих монет и их разновидностей позволили ленинградской исследовательнице, автору «Сводного каталога согдийских монет» Ольге Ивановне Смирновой спустя 20 лет провести дешифровку легенды, предложив её прочтение как «Государь тухусский» или «тухумский». Эта версия перевода повлекла за собой далеко идущие исторические выводы. Известные в науке тюркские племена тухси, кочевавшие в те времена в Чуйской долине, из-за созвучья с легендой, прочитанной на монетах, современные историки объявили владельцами Навеката, крупнейшего города в Чуйской долине. Надо признать, что существовали и другие небесспорные варианты прочтения легенды, сделанные советскими и французскими лингвистами. Профессор Ю. Ёсида прочитал монету как «правитель Уанантмах» — согдийское имя, засвидетельствованное в одном манихейском тексте, буквально «побеждающая луна». Последнее прочтение безоговорочно принято всеми специалистами-согдологами, следовательно, эти монеты следует именовать не «тухусскими», а «уанантмахскими».
Отсутствие на монетах указания места и времени изготовления привело к необходимости восстановления хронологии эмиссии на основании косвенных данных. Высказанное О.И. Смирновой предположение об изготовлении «тухусских» монет в конце VII в. существенно спутало историю возникновения денежного обращения в Семиречье. Дальнейшие археологические раскопки на Краснореченском и Ак-Бешимском городищах в Чуйской долине показали, что тухусские-уанантмахские монеты, относимые нумизматами к концу VII века, повсеместно встречаются в культурных слоях, датируемых концом VIII - началом IX вв., причем отмечено разнообразие типов и размеров этих монет от 22 до 11 мм в диаметре.
Выстраивая ряд всех разновидностей «уанантмахских» монет от крупных к мелким, можно проследить инфляционный процесс с постепенной деградацией монет этого типа. В данном случае хронологическая последовательность очевидна, но отсутствовали надежные данные о том, когда именно начался их выпуск. Все точки над i расставил Акбешимский клад, где среди нескольких десятков местных монет была обнаружена хорошо датируемая китайская монета династии Тан цзяньчжун тунбао (780-783 гг.). Уточнение времени выпуска «уанантмахских» монет очень важно, поскольку монеты зачастую являются основным датирующим материалом на археологических раскопках.
Два десятилетия назад, собирая материал для кандидатской диссертации, я наткнулся на уникальную монету, найденную на Краснореченском городище с необычной для наших мест тамгой. Санкт-Петербургский доктор филологических наук Владимир Аронович Лившиц (1923 - 10 июня 2017, Светлая ему память!), прочитал её легенду как «Деньга государя Хай-Инал Анира». Иначе реконструировал эту легенду профессор Ёсида, а с ним позже согласились и другие лингвисты — «Властелин Яглакар», а на реверсе продолжение — «Пусть он станет удачным!». Яглакары известны в исторической науке, как клан уйгуров в период своего княжества в Турфане, установившие в 763 г. манихейство в качестве официальной религии. (Манихейство — смесь христианского учения с началами древнейшей религии Зороастризма, основано персидским магом Мане в III в.). Так же представляет интерес присланное японским ученым определение еще одной монеты, найденной в Чуйской долине, уйгурская надпись на которой гласит: "Пусть священный указ превалирует (в царстве)". Ёсидой сделаны уточнения в легенде монет Карлукского кагана, пришедшего в середине VIII века на смену Тюргешам.
Конечно, можно развивать любую гипотезу на основе периодических находок уйгурских монет в Семиречье, но следует принимать во внимание сведения, высеченные на карабалгасунской трехъязычной стеле с берега монгольского Орхона, которые свидетельствует, что уйгурский каган оказывал политическое влияние на карлуков и даже производил у них назначения министров. В этой связи появление манихейского имени правителя «побеждающая луна» на городских монетах Навеката уже не представляется чем-то неординарным. Примечательно, что слово sūlī — «согдиец» обозначало купца любой этнической принадлежности, а в манихейских религиозных текстах купец и караванбаши уподобляются духовным пастырям. Имеются и иные письменные свидетельства, позволяющие отнести Семиречье, или, по крайней мере, долины Чу и Таласа, к основным районам сложения и расцвета тюркского манихейства.
Небольшой экскурс в историю с уточнениями деталей, сделанных японским специалистом, приведен неслучайно. В прошлом Кыргызстана еще немало белых пятен и важно чтобы все артефакты, сохранившиеся от бурной многовековой жизнедеятельности на его территории, попадали, прежде всего, в руки ученых.

Александр Камышев,
кандидат исторических наук.