Птицы счастья из средневекового Ахсикета

Птицы счастья из средневекового Ахсикета

Этот крупный клад медных монет начала XVI века, разбросанный селевым потоком по сухому саю в Ляйлякском районе Баткенской области был найден тремя мальчишками еще десять лет назад. Тогда юные краеведы разделили собранные кружочки между собой, и один из них отнес свою долю на скупку цветного металла, другой раздал родственникам и знакомым и лишь третий, повзрослев, догадался привести монеты на определение в Бишкек.
Монеты династии Шейбанидов, чеканились в основном в Бухаре и Самарканде и встречаются лишь на юге нашей республики и то не часто. Они довольно хорошо изучены, еще в 1983 году вышла монография мэтра восточной нумизматики Елены Абрамовны Давидович «История денежного обращения средневековой Средней Азии», где все известные на тот период клады и монеты региона, называемого Мавераннахром, были ею всесторонне описаны и классифицированы. Казалось, нет смысла возвращаться к этой теме, однако новая находка существенно дополнила известный перечень монетами, отчеканенными в городе Ахси (Ахсикет), располагавшегося в Ферганской долине, неподалеку от Намангана.
В ту пору легенды на медных монетах были весьма лаконичными - указывалось место чекана и дата выпуска прописью или цифрами. Поскольку большинство неграмотного населения и эту информацию прочесть не могло, то основным отличием монет «новых» от «старых» служили картуши. Надписи размещали в кружках, треугольниках, квадратах и сегментах и украшали растительными побегами, но было ли это витиеватое оформление уделом фантазии средневековых дизайнеров или в орнаментах заложена какая-то не разгаданная еще система — неясно, поскольку некоторые сюжеты оформления повторяются разными городами. Ахсикетский чекан отличается от монетных выпусков центрального Мавераннахра наличием схематически изображенных птиц. В привезенном с юга кладе обнаружено около десятка вариантов изображений, напоминающих уточек. Монета, датируемая 910 года хиджры. (1504 христианского летоисчисления) представляет летящую райскую птицу, которая на следующих выпусках превращается в уточку, показанной то плывущей, то стоящей, то крякающей, то с хохолками, то без, а в одном случаи, вообще, похожей на индюка. Завершает серию монета, датированная 920 г.х. Чем вызвано такое разнообразие монетных типов и почему ахсикетцы избрали утку оригинальным символом города?
Воспроизведение животных на мусульманских монетах явление редкое, поскольку во многих работах об исламе и изобразительном искусстве встречается фраза, извлеченная из толкования Корана XIII в. — «Изображение животных запрещено строжайшим образом, оно из тягчайших [грехов] <…> Изготовление их запретно в любом случае, потому что в этом — подражание творчеству Аллаха всевышнего, все равно на одежде или ковре, или дирхеме, или фельсе, или на сосудах» И если на серебре и золоте этого правила более-менее придерживались то на меди, предназначенной в основном для местного обращения, оно, как мы видим, нарушалось.
Однозначных объяснений, почему изображение уточки доминирует на Аксикетском монетном выпуске пока не найдено, некоторые ученые связывают широкое распространение этого образа с представлениями евразийских кочевников о Вселенной, разделенной по вертикали на три мира, где верхний принадлежал птицам, средней - заселен копытными животными, а нижний (подземный) – пресмыкающимися. Фигурки птиц в Средние века чаще всего без ярко выраженных индивидуальных особенностей украшали навершие бытовых вещей: крышек сосудов, рукояток чараков-светильников ложек и шпилек. Возможно, птицы служили носителями и других идей или символов. Не исключено и эстетическое восприятие этого образа, когда павлин, фазан, куропатка или утка выступают как идеи света, красоты, благоденствия и постепенно трансформируются в «птицу счастья».
Как известно, завоевание Ферганы шейбанидскими войсками не принесло счастье и облегчения населению. О том тяжелом времени, когда упорное сопротивление войскам Шейбани-хана, возглавил семнадцатилетний правитель Ферганы Захириддин Мухаммад Бабур, позднее писала его дочь. «В течение полных одиннадцати лет в Мавераннахре произошли такие ожесточенные сражения чагатаидов и тимуридов с узбекскими султанами, что перо не в силах их перечислить и описать. В конце концов, отец мой с присоединившимися к нему родственниками и близкими людьми в количестве около 250 человек с палкой в руках, без оружия, уповая на Бога, направился в Бадахшан и оттуда в Кабул». В этом же 1504 году правителем Ферганы стал Абу-л-Фатх Джанибек-султан, и на родине Бабура началась чеканка монет с «птицей счастья». Связаны ли между собой эти события?

Остается надеяться, что комплексное изучение разрозненного клада позволит ответить на многие из поставленных вопросов.