Творчество

Мемуары, публицистика.

Нумизматы и «нумизматери»

В лучах чужой бессмертной славы,
погреться каждый не дурак.
Песня из кинофильма «Дульсинея Тобосская»
по мюзиклу Г. Гладкова.

Аня Белова

Суслики.

Лето шестьдесят четвертого осталось в памяти, словно любимый черно-белый фильм, отыскивая его вновь и вновь среди наслоений прожитых лет, и вспоминая порой совсем незначительные эпизоды, начинаю осознавать – именно тогда односельчане, своими словами и поступками предопределили мне судьбу суслика, покинувшего свою норку.

Исповедь атеиста.

До вылета самолета оставалось еще часа полтора, но находящийся на реконструкции накопительный зал в аэропорту Толмачево пассажиры нескольких рейсов заполнили до отказа. В поисках свободного места я прогуливался по залу и, проходя мимо красочного стенда c иконой Богоматери и призывом пожертвовать на строительство православного храма, сбросил в ящичек оставшуюся в кармане мелочь. Повернувшись, я увидел как грузный мужчина, примерно моего возраста, снимает с сидения сумку, показывая кивком головы, что рядом можно присесть.

Сенокос

Сенокос
быль

Подстава

Раньше я любил ездить из Фрунзе в Москву и делал это довольно часто, но после 2000 года в столицу не летал. Я стал её бояться. Еще в советское время увлечение нумизматикой случайно занесло меня в члены правления Всесоюзного общества коллекционеров. Дважды в год я принимал участие в заседаниях, где обсуждались насущные проблемы коллекционирования, выпуск научно - популярных изданий для собирателей всех мастей и отстаивание их прав на существование.

Соотечественники

Впервые я попал в Сан-Франциско семь лет назад, когда дочка, надежно обосновавшаяся в Штатах, пригласила родителя в гости. До сих пор остались ощущения нереальности происходящих со мной событий, словно от яркого хорошо запомнившегося сна. Очень уж отличалась заграничная жизнь с ухоженными изумрудными газонами перед игрушечными домиками, укрытыми среди цветущих диковинных деревьев и причудливо подстриженных кустарников от сибирских деревенских изб, где я родился, и заваленного мусором микрорайона из серых однотипных домов, где я сейчас обитаю.

Монастырь армянских братьев

Монастырь армянских братьев.

Часть I Храм-молельня

Сокровища Аба Бакра

— История Кыргызстана так же многогранна и увлекательна, как и история Древнего Рима, только надо правдиво и внятно изложить её, — повторял мой друг инвалид Великой Отечественной Войны и известный краевед Георгий Иванович Величко. Отправляясь на постоянное место жительства в Россию, сразу после распада СССР, он оставил мне свою восточную нумизматическую коллекцию и богатую библиотеку по истории Средней Азии.

Камень преткновения.

Эту историю следовало начинать с былинного 1195 года. Тогда, в 591 году по мусульманскому летоисчислению, на могилу всеми уважаемого баласагунского шейха Тадж ад-Дина, положили камень с эпитафией, выполненной умелой рукой мастера Бади. Арабская вязь, исполненная каллиграфическим почерком насх, в назидание потомкам перечисляла заслуги и деяния праведника, возглавившего мусульманскую общину Востока и Китая в тяжелую годину захвата Баласагуна неверными кара-киданями. Но недолго могила имама служила местом поклонения правоверных мусульман.

Клад из Кара-Балты

Телефонный звонок раздался в конце рабочего дня, когда в нумизматическом салоне закрывали кассу.
- Я из Кара-Балта звоню. Я тут клад нашел, целую кучу монет, почем брать будешь?- вопрошал из трубки молодой бесцеремонно - восторженный голос.

Syndicate content