Error message

  • Deprecated function: Array and string offset access syntax with curly braces is deprecated in include_once() (line 20 of /home/md70jpj5gfyj/public_html/includes/file.phar.inc).
  • Deprecated function: implode(): Passing glue string after array is deprecated. Swap the parameters in drupal_get_feeds() (line 394 of /home/md70jpj5gfyj/public_html/includes/common.inc).

Книга "Фауна на монетах мира"

Посвящается моим внукам
Энди и Софии

Предисловие

Начаная писать книгу, важно определиться, кому она будет интересна. Для ученых-историков, специализирующихся на нумизматике, большинство приве-денных фактов – азбучные истины. Тема происхождения монетных типов – а конкретно зооморфные сюжеты, – разрабатывается давно и плодотворно. Несмотря на наличие нескольких порой взаимоисключающих теорий, исследователи сходятся в одном, что на античных монетах представители животного мира – это символы, воплощающие миропонимание древних греков, распространившееся впоследствии и на соседние народы.
Будучи увлеченным коллекционером, всякий раз мысленно переносясь во времена создания древних и современных монет, я захотел поделиться своей страстью, популярно рассказать о причинах, вдохновивших мастеров воспроизводить в металле то или иное животное, а главное – показать красоту и многообразие изображений представителей фауны. Сделать это увлекательное путешествие достоянием многих и призвана эта книга.
Настоящее исследование базируется на случайной подборке античных, средневековых и современных монет, собранных за полувековой период активного коллекционирования, и не претендует на полноту и завершенность. В этом исследовании я выступаю не как ученый, а как коллекционер, представляющий читателю все, что удалось узнать о собранных экспонатах.
Я долго не решался приступить к этой работе, поначалу не имея достаточного материала, а с появлением интернета и его различных поисковых систем информация по любому вопросу вроде бы стала общедоступной, и ее можно получить за пару кликов. Стоит лишь вписать номинал, страну и год выпуска монеты, и сразу получите ответ. Но не обольщайтесь! В 90 процентах случаев сведения будут о ее стоимости, а о представленном изображении животных – сухие официальные данные, изредка с указанием его вида, но чаще информация определяется словом «фауна». Если есть уточнения, то не всегда корректные: котиком, морским львом, моржом и тюленем может называться одно и то же животное, изображенное на монете. Как говорил Козьма Прутков: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим». То есть информацию в интернете надо перепроверять десятки раз, потому что текст, опубликованный одним пользователем, другие копируют без критического анализа. Есть сайты с достоверными сведени-ями, написанные живым языком специалиста, они представляют вид животного, его распространение и повадки. Но перед нами стоит иная задача – рассказать о происхождении зооморфного монетного типа. Поскольку тема не новая и до меня ее разрабатывали десятки, если не сотни специалистов во всем мире, то некото-рые сведения позаимствованы. В тех случаях, когда имеются данные об авторе научных исследований, я, естественно, делаю ссылку на эти публикации. Сразу оговорюсь, что не рассматриваю данную работу как научную, хотя некоторые приводимые сведения ранее опубликованы мною в научных статьях.
Со школьных лет занимаясь изучением монет, я постоянно задаюсь вопросом: а какая от этого практическая польза? Ну, получил удовольствие, любуясь творениями древних мастеров и постигая их логику, а кому интересны разгаданные за-гадки? Выходит, своеобразная книга-ностальгия об эйфории открытия тайн, когда из разрозненной информации удается восстановить идею, вдохновившую мастера на воспроизведение в металле определенного животного, написана для себя? К тому же эти сведения перемежаются с личными художественными воспоминани-ями о встречах с увлеченными эрудитами, посвятившими себя науке, с коллекци-онерами, собирающими монеты «до кучи», художниками, создающими миниатюрные шедевры. Жаль, если весь накопленный материал канет в Лету.
И в душе я надеюсь найти своего читателя, которому интересны занятные ис-торические сведения и превратности пути, который надо преодолеть, чтобы сде-лать пусть небольшое, но научное открытие. Узнать что-то новое и полезное всегда любопытно, но во сто крат приятнее докопаться до истины самому, хотя сознаю, что некоторые представленные выводы носят предварительный характер.
Случай взяться за опись коллекции выдался во время свирепствующего во всем мире коронавируса. Ради развлечения и стал составлять подборки монет с определенными видами животных, сопровождая их собранной ранее информа-цией, и выставлять на своей страничке в интернете. Через пару месяцев карантина количество таких сообщений перевалило за полусотню, а подписчиков на странице за семьсот, я понял, что близок к осуществлению детской мечты – подготовить книгу с набором интересной информации о монетах с изображениями фауны из моей коллекции. Когда работа над книгой пересекала экватор, пришло сообщение об открытии в Москве в Международном нумизматическом клубе (МНК) выставки «Животные на монетах». В экспозицию представили монеты из собраний МНК (В. Ю. Алекперов) и коллекций В. Л. Лейбова и Б. Ю. Берковского. Великолепной сохранности, редкие, если не уникальные монеты, раскрывают зооморфную тему в нумизматике в экспонатах, о которых я мог только мечтать. Благодаря любезности Б. Ю. Берковского, разрешившего мне использовать фото-материалы, читатели могут познакомиться с некоторыми нумизматическими шедеврами этой выставки. Сразу хочу выразить благодарность моим друзьям и коллегам В. Н. Настичу и Е. Ю. Гончарову, внесших уточнения в главы, являющи-еся темами их исследований, а также начинающему исследователю Сергею Залавскому, принявшему деятельное участие в осуществлении этого проекта.
Тема животного мира на денежных знаках в наши дни входит в число самых популярных в мире сюжетов на монетах. А вот как менялся смысл этих изобра-жений, становится понятным, если проследить всю цепочку от античности до со-временности. Для коллекционеров, собирающих эту тему, надеюсь, данная работа станет чем-то вроде справочника. И еще одна потаенная цель книги – лишний раз привлечь читателей к судьбе братьев наших меньших. Красивые и грациозные, забавные и опасные, промысловые и экзотические виды животных исчезают на наших глазах из-за всевозрастающих потребностей, неразумного хозяйствования, простой человеческой беспечности и недальновидности. Просматривая свое собрание, я вновь и вновь восхищаюсь мастерством и талантом художников, запечатлевших в металле свое видение мира. И готов повторять слова, написанные великим Гете, страстным любителем античных монет: «Из этого выдвижного ящика с монетами нам улыбается бесконечная весна цветов и плодов искусства, жизненного ремесла, производимого в высоком стиле».

Как становятся нумизматами

Знала ли моя соседка по парте, подарившая мне в пятом классе на 23 февраля брошюру «Твоя коллекция» издательства ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия», что предопределяет мою судьбу? Советы начинающим собирателям с обилием раз-нообразной и увлекательной информации о монетах с античных веков до совре-менности открыли мне мир нумизматики. Перечитывая ее многократно, я повто-рял как мантру и руководство к действию слова С. П. Фортинского, одного из авторов этой брошюры: «Коллекционер должен ставить перед собой задачу более широкую, чем просто накопление материала. Нужно знать свою коллекцию, историю каждой монеты, проявлять любознательность, вникать во все подробности изображений на них. Если коллекционер изучит собранный материал и поделится знаниями с окружающими, то его коллекция принесет пользу обществу». Следуя наставлениям автора брошюры, я освоил нумизматическую терминологию и азы истории денежного обращения и уже мнил себя в будущем классным специа-листом. Особенно мне нравилось рассматривать монеты с изображениями жи-вотных, но прорисовки монет с братьями нашими меньшими не сопровождались информацией о причинах появления их на денежных знаках.
Первая иностранная монетка в моей коллекции выглядела несерьезно и на деньги совсем не походила: итальянские алюминиевые 5 чентезимо по странному стечению обстоятельств с датой моего рождения – 1953 год, легкая, с игривым дельфином на аверсе и килем рыбацкой лодки на оборотной стороне. Родился я в сибирском поселке и, сколько себя помню, всегда что-то собирал: спичечные эти-кетки, фантики от конфет, почтовые конверты и марки. Советский рубль 1965 года с воином-освободителем был самым ценным экспонатом в моей коробочке-сокровищнице. Отец получил его на зарплату или в подарок как ветеран Великой Отечественной войны, но, увидев, с каким трепетом и восторгом я его рассматриваю, презентовал мне. Вот это действительно монета – большой и тяжелый кру-жок, а главное, достойная тема – «20 лет Победы над Германией» и памятник солдату, стоящий в берлинском Трептов-парке, как рассказал мне отец. Против рубля чентезимо – недоразумение и только. «Ну почему на монетке дельфин?», – не давал мне покоя вопрос. После недолгих размышлений пришло озарение, кажу-щееся сейчас наивным и смешным: дельфин тоже совершил какой-то подвиг, и благодарные итальянцы решили увековечить его на монете.
Ответы на вопросы я искал в сельской библиотеке, перечитывая книги Сетон-Томпсона «Рассказы о животных», Майн Рида о приключениях охотников в афри-канских прериях и увлекательные очерки о диких животных Бернгарда Гржимека. Казалось, судьба мне готовила мантию натуралиста или историка, но в авантюрно-приключенческих романах больше всего меня увлекали путешествия, и, окончив школу, я подал документы в Томский политехнический институт на геологоразведочный факультет. Как дипломированный горный инженер, я попал по распределению в экспедицию на Дальний Восток, успел поработать в Якутии, на Камчатке, в Кузбассе, а потом фортуна занесла меня в Киргизию. Продолжение автобиографического экскурса должно напомнить читателям извечную мудрость – «от судьбы не уйдешь».
При переезде в город Фрунзе детская увлеченность монетами вспыхнула с новой силой. Уже в первые месяцы я познакомился с местными нумизматами, собиравшимися в парке Панфилова, и моя коллекция стала постепенно пополняться новыми экземплярами иностранной мелочи, просачивающейся небольшими ручейками через железный советский занавес. Надо заметить, что в этот период знакомые считали меня страшным занудой, а может, их мнение со временем и не изменилось. Ни о чем другом, кроме монет, я не думал, разговаривая лишь о предмете своей страсти и о тайнах, в них заключавшихся, терроризируя сослуживцев и знакомых на предмет наличия у них старых или иностранных монет. Монет по моей теме в обменных фондах местных собирателей находилось немало, но приобрести их не удавалось, никто дефицитные раритеты продавать не хотел, практиковался равноценный обмен монета на монету. А чтобы отдать что-то ненужное, надо сначала купить что-то ненужное.
Как-то раз у автомата с газированной водой я встретил ремонтника, извлекающего из щели монетоприемника застрявшую старую копейку.
– Бросают в щель все, что ни попадя. А потом сиди выбирай, у меня за десять лет работы этого мусора уже килограммов пять набралось, – громко возмущался мастер, по сути, ни к кому не обращаясь.
Я ему посочувствовал:
– Могу забрать их и частично компенсировать ваши потери.
Ремонтник посмотрел на меня с интересом. В подсобке соседнего продуктово-го магазина мастер открыл металлический ящик, заполненный монетами:
– Неужели все заберешь? – переспросил он, не понимая, зачем мне понадобилась мелочь. – Отдаю только при условии, что ты их не будешь снова бросать в автомат.
Основную массу накоплений наладчика составляли 20-копеечные монеты, вышедшие из обращения в результате денежной реформы 1961 года, но встречались и медные царские копейки, и двугривенники, и даже иностранная мелочь. Так неожиданно я «забурел». Разобрав монеты по годам выпуска и разновидностям, я стал «платежеспособным» и смог выменивать иностранные монеты с изображением зверей.
Пополнение монетного зоосада приносило неописуемую радость и новые вопросы. Знатоки в клубе коллекционеров с серьезным видом пересказывали свои версии о появлении зверья на монетах, далекие от здравого смысла. Практически недоступная научная нумизматическая литература помогала мало, как правило, публикации ограничивались простой констатацией факта: конь, идущий вправо, или орел, сидящий на пучке молний. Зато какую радость я испытывал, когда удавалось узнать интересные факты об изображениях животных на монетах! Вырезки из газет и журналов, где хотя бы косвенно упоминалось о предмете моего увлече-ния, я складывал в отдельную папку. Все «открытия» записывал в общую тетрадь, а некоторые публиковал в местной прессе.
Уже тогда мне становилось ясно, что появление животных на монетах связано с представлениями человека о мироздании, а звери и птицы выступают лишь символами распространенных мифов. Следовательно, надо читать литературу не о жизни и повадках животного мира, а о верованиях, легендах и исторических фактах. Заметное продвижение в поисках наметилось после штудирования мифов и легенд Древней Греции, где каждому из богов соответствовало определен-ное животное – как его атрибут.
Однажды в газете «Вечерний Фрунзе» я наткнулся на объявление о продаже библиотеки по археологии и нумизматике. Щуплая седенькая старушка, предста-вившаяся Еленой Михайловной, встретила меня приветливо, возможно, как пер-вого посетителя, откликнувшегося на ее объявление.
– Вы, наверное, историк, что оканчивали? – поинтересовалась она. – Вот смотрите, – широким жестом она указала на шкафы, забитые книгами вперемежку с толстыми серыми бумажными папками.
Ответ, что я буровик, но увлекаюсь коллекционированием монет, ее слегка озадачил:
– Тут в основном собраны академические книги по истории Средней Азии. Разве что эта вам подойдет…
Разобрав стопку томов, она извлекла из ее основания классическую монографию Александра Николаевича Зографа «Античные монеты».
– Дайте, сколько не жалко. Я предлагала забрать библиотеку мужа, его архив и неизданный альбом по петроглифам в Академию наук, но там проигнорировали мою просьбу поставить скромный памятник на его могиле. Теперь приходится самой собирать деньги. Посмотрите, может, еще что возьмете?
На полках стояли не только книги, но и пачки отдельных оттисков научных статей с автографами авторов, а в папках лежали акварельные пейзажи городищ, рисунки поливной керамики и светильников-чараков. Не осознавая, какое богатство передо мной, я выбрал лишь несколько книг и статей.
– Обратили внимание на акварель? Нравится? Сама рисовала, а на стене еще три мои картины, написанные маслом. Недорого отдам, – суетилась вокруг меня вдова.
– Обидно, что из школьного музея пропала коллекция монет Николая Дмитриевича, вот они вас, наверное, точно бы заинтересовали.
Отказавшись попить чаю, я поспешил уйти, чувствуя неловкость перед женщиной, ожидавшей от меня определенной финансовой поддержки и не догадывающейся, что та небольшая сумма, которая потрачена на книги, утаена из чахлого семейного бюджета.
Тогда я еще не знал, что попал в квартиру учителя истории и краеведа Николая Дмитриевича Черкасова (1901-1983), личности легендарной, участника III съез-да комсомола, вживую слушавшего историческую речь Ленина «Задачи союзов молодежи». В 1937-м его направили в Киргизию первым заместителем наркома просвещения Киргизской ССР и в том же году по сфабрикованному доносу арестовали. Освободили в 1940-м за недостаточностью доказательств. Работая в историческом отделе при СНК Киргизской ССР, Николай Дмитриевич познакомился и подружился с известным ленинградским ученым-археологом Александром Натановичем Бернштамом, основоположником археологических исследований Кыргызстана. В 1941 году Черкасов стал учителем истории в 10-й школе, в армию его не взяли, поскольку годы, проведенные в застенках НКВД, подорвали здоро-вье. На протяжении сорока лет исторический кружок под его руководством собирал богатейшие археологические материалы, ставшие экспонатами одного из первых школьных музеев в Киргизии. Среди его учеников были Борис Дмитриевич Кочнев, впоследствии выдающийся специалист по археологии и нумизматике средневековой Средней Азии, археолог и писатель Владимир Петрович Мокрынин, творивший в коллективе авторов под псевдонимом Аман Газиев, геолог и краевед в душе Владимир Георгиевич Петров. Видно, тот визит в квартиру учителя не был случайным, странные все же узоры плетет богиня судьбы Мойра. Борис Кочнев через пятнадцать лет станет моим другом и наставником, пригласит участвовать во Всероссийской нумизматической конференции. Владимир Петрович напишет одобрительную рецензию на мою кандидатскую диссертацию. А мой хороший знакомый Владимир Петров издаст серию книг о прошлом Пишпека-Фрунзе-Бишкека. Будет среди них и книга «Мой учитель» – о Николае Дмитриевиче, сведения из которой здесь представлены.
Книга А. Н. Зографа раскрыла для меня новую истину: нумизматика – это историческая наука, изучающая монеты и клады как памятники истории и культуры. На их основе можно добыть множество важных сведений, которые далеко не всегда отражены в других исторических источниках. Для профессионального занятия нумизматикой требуются достаточно близкое знакомство с древними языками и письменностью, умение читать или уверенно различать элементы монетных легенд, разбираться в особенностях календарных систем, хронологии и метрологии, иметь навыки работы со специальной литературой. Но и это еще не все. Надо хорошо знать древнюю и средневековую историю, быть в курсе археологических открытий, освоить тонкости этнографии и искусствоведения. Как далеки эти знания от профессии горного инженера, но так хотелось всему научиться! Тогда в общей тетради, куда заносились отрывочные сведения по зооморфной теме в нумизматике, появился нижеследующий краткий конспект фундаментальной работы Александра Николаевича Зографа, на которой базируются все дальнейшие исследования. Оказалось, что мой интерес имеет научное название – происхождение монетных типов, вот только самих античных монет в коллекции еще не было ни одной.
Изображения и надписи на монетах, сохраняющиеся неизменными на протяжении выпуска, называются монетным типом. Разнообразие мотивов и типов не так-то легко выписать в какую-либо схему. Группировать эти сюжеты с целью со-здать их обобщающую характеристику пытался еще основатель научной нумизматики австрийский аббат, профессор археологии Венского университета Иосиф Иларий Эккель (1737–1798 годы). В восьми томах его труда «Ученье о древних монетах» описано более 70 тысяч типов античных монет, разделенных по изображениям на шесть групп, среди них продукты местного производства и почитаемые в данном городе божества и их атрибуты. Другие исследователи были более категоричны и всем сюжетам на античных монетах приписывали религиозный характер. Не согласные с религиозной теорией выдвигали собственную версию: коль металлические деньги (монеты) – преемники примитивных товаро-денег, являющихся эквивалентом обмена на рынке, то они несут изображение главного объекта в торговле. Это предположение получило название коммерческой теории происхождения монетного типа.
Критикуя недостатки всевозможных теорий, неспособных однозначно объяс-нить причину предпочтений того или иного сюжета для монет, автор приходит к заключению о влиянии на выбор изображения различных тенденций – декоративной, коммерческой, религиозной и имитативной.
Религиозная направленность античных монет прослеживается с афинского че-кана, когда по примеру Афин, ставших после Марафонской битвы во главе грече-ского мира, все города усваивают введенный прием: с одной стороны – голова по-кровительствующего городу божества, а на оборотной стороне – городская эмблема, нередко атрибут того же божества. Ну а, чтобы и здесь не было совпаде-ний, появлялись дополнительные элементы или – в классический период – буквенные обозначения города.
Интересна версия о защитной функции изображений, предохраняющих монеты от обрезания. Ее сторонники убеждены, что личина Медузы Горгоны, превращающая в камень всех, кто осмелится на нее взглянуть, головы богов, львов, быка и других животных отпугивали злоумышленников от порчи монет, соответственно, в римские времена эту функцию приписывали портретам императоров.
Города-полисы на первых этапах введения денежного обращения заимствова-ли изображения на монетах своих более продвинутых соседей. Но здесь нет пово-дов для наших исследований, поскольку полностью отсутствует самостоятель-ность в выборе монетного типа. Такая тенденция названа имитативной, если го-ворить современным языком – подражательной.
Приведя обзор различных теорий нумизматов XIX века и оценивая их оригинальность и достоинства, а также критикуя недостатки, А. Н. Зограф пришел к за-ключению, что «разнообразие мотивов не так легко вписывается в какую-либо схему». Происхождение зооморфных сюжетов на монетах, на наш взгляд, остается одним из самых сложных и занимательных вопросов современной нумизматики, где почти каждая монета имеет свою неповторимую историю.
Поделился Зограф и трудностями при определении античных монет. Только после решения первой задачи с установлением времени и места чеканки можно приступить к развитию интересующей нас темы о происхождении монетного ти-па. Задача эта архитяжелая: если нет специального образования, необходимо разыскивать в каталогах, печатных изданиях и научных статьях аналоги или очень близкие по типам монеты с определениями. В последние годы античные монеты можно посмотреть в различных поисковых системах интернета, но и это кропотливый труд – найти необходимые монеты среди десятков тысяч. Неимоверную задачу по систематизации монет взял на себя Владимир Беляев, создав онлайн-платформу ZENO http://zeno.ru, на которой на сегодня представлено около 260 000 восточных монет, от античных до современных, из разных источников одиночных и кладовых находок от Средиземноморья до Дальнего Востока, от средней полосы России до Цейлона, монет из частных и музейных коллекций, аукционных катало-гов и с интернет-форумов. Но и эти сайты с определением монеты, где описан зверь или четвероногое животное, служат лишь отправным толчком для начала поиска.
И напоследок жизненный анекдот. Как-то пришлось читать школьникам лекцию в нумизматическом музее Национального банка. После ее завершения одна ученица поблагодарила меня за интересный рассказ и обширную информацию о монетах. Чтобы проинформировать юное создание о своем вкладе в нумизматику Кыргызстана, я сказал, что у меня 6 книг и 50 научных статей по этой теме.
– И вы их все прочитали?! – восторженно перебила меня молодая леди.
Итак, начнем.